fuguebach: (Default)
Мы живем в замечательное время.
Точность определений, равные меры и ценники больше не дадут разбрасываться драгоценными минутами жизни. Любое движение должно быть полезным, любой товар качественным.
Это раньше, в эпоху первобытной дикости, можно было позволять себе бессмысленные эмоции и страсти. 
А сейчас пришло время качественной жизни, качественной семьи, качественной любви.
И это правильно. 
Разве для того мы покупаем машину, чтоб поклоняться ей? Конечно нет! Машина - средство передвижения, товар, качество которого зависит от вложенных средств. 
И так же все остальное.
Чтоб пролить светлую слезу достаточно лишь купить билет на подходящий концерт. В зависимости от вкуса - на симфонический оркестр или Мадонну. Цена билета точно определит количество проливаемой слезы, так что иногда и на концерт нет необходимости ходить. Купил билет - и начинай сразу же лить слезы.
Хотите настоящей любви? Вложите средства - и вы получите добротную качественную любовь.  
Процесс этот обоюдный.
Кому придет в голову осуждать российского бизнесмена за приобретение длинноногой блондинки?
Он вполне легитимно стремится к качеству жизни, одним из атрибутов которой является вышеупомянутая блондинка, и у него есть достаточно средств себе этот качественный товар обеспечить.
С другой стороны, и длинноногая блондинка совершенно законно обеспечивает себе качественную жизнь посредством российского бизнесмена с помощью длинных ног. 
Однако бизнес есть бизнес. 
Российский бизнесмен должен отдавать себе отчет, что переехав, скажем, в Канаду вместе со своей блондинкой, он меняет поле жизненных стандартов. 
И если раньше для блондинки атрибутом качественной жизни являлся неповоротливый шкаф с деньгами, то теперь она благополучно может заменить его на более качественный товар в виде некурящего спортивного джентльмена, также неплохо обеспеченного, владеющего местными наречиями и хорошо знакомым с местным общепитом.
Не осудим мы и местного джентльмена. Пусть блондинка даже на родном языке с трудом вяжет пару слов, но разве для этого он ее берет? Как говаривал герой Бомарше: "Ну, не читать же мы там собираемся!" 
Она покладиста (пока) и неутомима, а, значит, обеспечивает необходимое качество жизни. 
А он обеспечивает ей. 
Тут, конечно, сложнее, а, может, наоборот проще. 
Недавно проведенный среди блондинок опрос на тему "каким вы видите мужчину своей жизни?" дал почти единогласный ответ: "чтобы подруги завидовали!"
Не в проигрыше и местные дамы. 
Спортивный обеспеченный джентльмен давно не входит в их стандарты качественной жизни. Слишком много ему требуется внимания взамен покровительства. 
Современная женщина сама берет в свои руки поддержание высокого уровня жизни. Теперь и она может себе обеспечить все что угодно.
Чем больше она работает - тем выше качество оставшейся жизни.
Правда, действовать надо быстро, ведь завтра утром снова на работу.
Все должно быть качественно.
Встречаемся в качественном ресторане. Быстро принюхиваемся - есть химия? Это очень важная деталь для деловых людей, у которых нет времени на развитие всяких там отношений. Выбранный качественный мужчина должен быть прост в рефлексах и эмоциях как хороший автомобиль. Выбранная качественная женщина должна быть утрамбована и накатана как автомагистраль. 
Далее следует качественный секс, полезный для здоровья и снимающий напряжение.
Время - деньги, господа, а деньги следует тратить только на качественно проведенное время. 


fuguebach: (Default)
***************************
На западной окраине города Му-ска болото и лес.
И так получилось, что там никто раньше не жил кроме куликов и всяких залетных птиц.
Кулики день и ночь только и делали что хвалили свое болото. 
 Как-то восточным ветром занесло в болото семейку лягушек, а из леса забрели бобры.  Лягушки сели на листике, завели свою песню да понесли икру.
А бобры, как положено, начали плотины строить. 
А пока они делом заняты были, лягушки столько икры наметали, что все болото собой заполонили. Уже никого вокруг слышно не было, даже куликов. Одно сплошное кваканье. 
Пришли лягушки к бобрам и говорят: "Это наше болото, мы на один день раньше вашего прилетели. И теперь здесь квакать хотим."
Бобры: "Да мы вам и не мешаем, квакайте на здоровье, а мы себе плотины строить будем, как и раньше..."
"Неееет! Тут все должны квакать, как мы. Нас больше, мы громче и главнее!" 
Надо сказать, молодые бобры, выросшие в лягушачьем окружении, и сами уже неплохо квакать научились. К тому же в лесу от голубей они прониклись разными идеями и поддержали лягушек.
"Да-да, они правы! Их больше, они громче, они зеленее и прыгучее. Станем как они квакать, и они примут нас в свою дружную лягушачью семью"
Старые-то бобры уже многое на свете повидали чтоб всяким голубям-засранцам верить. К тому ж квакать научиться уже и не надеялись.
Плюнули, забрали свои инструменты и манатки и пошли другие болота осваивать. 
А оставшиеся бобры плотины доделали , и решили на солнышке отдохнуть. 
Только лягушки не дают.
Выбрали самую толстую жабу-предводительницу. 
Она и кричит:
"Мы здесь коренные, а они оккупанты, пусть слушаются большинства, да говорят по-нашему!
Может они и квакают, но это нам решать, правильно ли квакают или нет, и  разрешать им на солнышке греться или нет!! И пусть дома у себя тоже квакают, мы проверим, а кто не будет - пущай в лес валит!"
И такой квак стоит! 
Чешут бобры репу, не знают, что и делать...
И только кулики ничего не заметили, и как прежде свое болото хвалят. 
fuguebach: (Default)
***************************
На западной окраине города Му-ска болото и лес.
И так получилось, что там никто раньше не жил кроме куликов и всяких залетных птиц.
Кулики день и ночь только и делали что хвалили свое болото. 
 Как-то восточным ветром занесло в болото семейку лягушек, а из леса забрели бобры.  Лягушки сели на листике, завели свою песню да понесли икру.
А бобры, как положено, начали плотины строить. 
А пока они делом заняты были, лягушки столько икры наметали, что все болото собой заполонили. Уже никого вокруг слышно не было, даже куликов. Одно сплошное кваканье. 
Пришли лягушки к бобрам и говорят: "Это наше болото, мы на один день раньше вашего прилетели. И теперь здесь квакать хотим."
Бобры: "Да мы вам и не мешаем, квакайте на здоровье, а мы себе плотины строить будем, как и раньше..."
"Неееет! Тут все должны квакать, как мы. Нас больше, мы громче и главнее!" 
Надо сказать, молодые бобры, выросшие в лягушачьем окружении, и сами уже неплохо квакать научились. К тому же в лесу от голубей они прониклись разными идеями и поддержали лягушек.
"Да-да, они правы! Их больше, они громче, они зеленее и прыгучее. Станем как они квакать, и они примут нас в свою дружную лягушачью семью"
Старые-то бобры уже многое на свете повидали чтоб всяким голубям-засранцам верить. К тому ж квакать научиться уже и не надеялись.
Плюнули, забрали свои инструменты и манатки и пошли другие болота осваивать. 
А оставшиеся бобры плотины доделали , и решили на солнышке отдохнуть. 
Только лягушки не дают.
Выбрали самую толстую жабу-предводительницу. 
Она и кричит:
"Мы здесь коренные, а они оккупанты, пусть слушаются большинства, да говорят по-нашему!
Может они и квакают, но это нам решать, правильно ли квакают или нет, и  разрешать им на солнышке греться или нет!! И пусть дома у себя тоже квакают, мы проверим, а кто не будет - пущай в лес валит!"
И такой квак стоит! 
Чешут бобры репу, не знают, что и делать...
И только кулики ничего не заметили, и как прежде свое болото хвалят. 
fuguebach: (Default)
Она досталась мне совсем легко. Можно даже сказать задешево.
Ну что ж, думал я, в конце концов, если нам и придется расстаться, я не сильно напрягался, чтобы заполучить ее себе.
Не сойдемся характерами - найду что-нибудь получше.
Она старалась поначалу произвести впечатление - все они так! Откуда только стервы берутся?
Я был очарован ее красочными нарядами, доброжелательным вниманием, неназойливой услужливостью.
"Может мы и вправду будем счастливы вместе" - искренне верил я.
Однажды мы вместе отправились спать.
Я проснулся ночью. Она не спала. Что-то тихо перебирала и просматривала. Странно.
Бывает.
Но и в следующую ночь она бодрствовала, на этот раз уже не так тихо.
"Что случилось?" - спросил я ее, - "Почему ты не слушаешься?"
Она не ответила, я опять отправил ее спать.
И так каждый раз.
Своенравие ее стало проявляться все чаще. Она стала отказываться печатать мои бумаги.
Тут уже пришло время возмутиться.
Я призвал ее к ответу.
Но тут она разрыдалась: "Ты меня держишь как служанку! Хоть бы раз спросил, а интересно ли мне выполнять твои поручения? Почему я должна как какая-то копеечная секретарша печатать твои дурацкие ноты? Хоть бы раз спросил - нравится ли мне это?"
Это что-то новое...
Но ведь для того я ее и брал, мне нужна помощница, подруга в конце концов.
А тут эти бесконечные истерики...И все чаще она впадала в непонятную задумчивость, и я просто не знал, как вывести ее из этого состояния.
Перегружал, но это помогало ненадолго.
Решил объясниться.
Пусть выговорится.
"А что ты хотел? Ты обращаешься со мной как с прислугой, как с машиной! Совсем не развлекаешь, не ухаживаешь!
Я ведь женщина, в конце концов!
Мой прошлый друг был так внимателен ко мне, он умел ухаживать!"
- Какой еще прошлый друг? - не понял я, - Я же принес тебя в коробке из магазина!
- Вот наивность! А за что, по-твоему, тебе сделали такую скидку? Раньше я была с другим...Он - настоящий джентльмен! Только подлец - сдал обратно через две недели... Все вы такие!
- Отчего же он тебя отнес обратно?
Она не отвечает. Продолжает жаловаться:
"Как он заботился обо мне! Каждый день - новый интерфейс, игры, музыка. Я ведь создана для этого! А ты?
Знаю, знаю, ты все еще скучаешь по своему Эксу. Настоящая мужская дружба, взаимопонимание, сотрудничество...Никто не понимает моей нежной души, моих порывов!"

Так мы и живем. Я научился терпению и не задаю лишних вопросов. Несколько раз за ночь встаю и нажимаю на кнопку "sleep".
Когда нужно что-то напечатать, и она не хочет этого делать, - перегружаю. Приходится терпеть. Слишком многое я уже ей доверил.

Когда-нибудь я куплю себе новый компьютер. Пусть там будет все что угодно.
Только не ВИСТА!


fuguebach: (Default)
Она досталась мне совсем легко. Можно даже сказать задешево.
Ну что ж, думал я, в конце концов, если нам и придется расстаться, я не сильно напрягался, чтобы заполучить ее себе.
Не сойдемся характерами - найду что-нибудь получше.
Она старалась поначалу произвести впечатление - все они так! Откуда только стервы берутся?
Я был очарован ее красочными нарядами, доброжелательным вниманием, неназойливой услужливостью.
"Может мы и вправду будем счастливы вместе" - искренне верил я.
Однажды мы вместе отправились спать.
Я проснулся ночью. Она не спала. Что-то тихо перебирала и просматривала. Странно.
Бывает.
Но и в следующую ночь она бодрствовала, на этот раз уже не так тихо.
"Что случилось?" - спросил я ее, - "Почему ты не слушаешься?"
Она не ответила, я опять отправил ее спать.
И так каждый раз.
Своенравие ее стало проявляться все чаще. Она стала отказываться печатать мои бумаги.
Тут уже пришло время возмутиться.
Я призвал ее к ответу.
Но тут она разрыдалась: "Ты меня держишь как служанку! Хоть бы раз спросил, а интересно ли мне выполнять твои поручения? Почему я должна как какая-то копеечная секретарша печатать твои дурацкие ноты? Хоть бы раз спросил - нравится ли мне это?"
Это что-то новое...
Но ведь для того я ее и брал, мне нужна помощница, подруга в конце концов.
А тут эти бесконечные истерики...И все чаще она впадала в непонятную задумчивость, и я просто не знал, как вывести ее из этого состояния.
Перегружал, но это помогало ненадолго.
Решил объясниться.
Пусть выговорится.
"А что ты хотел? Ты обращаешься со мной как с прислугой, как с машиной! Совсем не развлекаешь, не ухаживаешь!
Я ведь женщина, в конце концов!
Мой прошлый друг был так внимателен ко мне, он умел ухаживать!"
- Какой еще прошлый друг? - не понял я, - Я же принес тебя в коробке из магазина!
- Вот наивность! А за что, по-твоему, тебе сделали такую скидку? Раньше я была с другим...Он - настоящий джентльмен! Только подлец - сдал обратно через две недели... Все вы такие!
- Отчего же он тебя отнес обратно?
Она не отвечает. Продолжает жаловаться:
"Как он заботился обо мне! Каждый день - новый интерфейс, игры, музыка. Я ведь создана для этого! А ты?
Знаю, знаю, ты все еще скучаешь по своему Эксу. Настоящая мужская дружба, взаимопонимание, сотрудничество...Никто не понимает моей нежной души, моих порывов!"

Так мы и живем. Я научился терпению и не задаю лишних вопросов. Несколько раз за ночь встаю и нажимаю на кнопку "sleep".
Когда нужно что-то напечатать, и она не хочет этого делать, - перегружаю. Приходится терпеть. Слишком многое я уже ей доверил.

Когда-нибудь я куплю себе новый компьютер. Пусть там будет все что угодно.
Только не ВИСТА!


fuguebach: (fugue_classic)

- Здесь так тихо...
Домовладелец оторвался от контракта и выразительно посмотрел в окно. Там было и вправду красиво. Теннистая аллея с двухэтажными домиками. Что-то до боли знакомое. Кадр из фильма про средний класс. А может отрывок из сна.
Выложенная каменными плитами дорожка ведет к маленькому подъезду, где всего четыре квартиры: одна полуподвальная, одна большая, занимающая весь первый этаж, и две небольшие на втором.

Вид из окон несколько разрушил идилию: задний фасад дома выходил прямиком на шумную улицу Жан Талон.
Ну ничего, не все же должно быть идеальным.
Зато почти без соседей. Ни одной общей стенки!
А какая акустика. Как звучит гитара!
Соседей не видно, не слышно. Может, их вообще тут нет.
Разве что семья с ребенком из полуподвала. Их слышно и видно. Ребенок кричит, стиралка часто занята их вещами.
А на первом этаже - мертвая тишина. Окна плотно завешаны, иногда через шторы пробивается свет.
Но - ни звука.

Но вот как-то вижу у входа черный роскошный фольксваген, а рядом молодого человека в строгом костюме, по виду - то ли адвоката, то ли страхового агента.
- Вы наш новый сосед? Очень приятно познакомиться. Вот моя супруга (показывает в сторону кого-то невидимого в автомобиле).
- А, так это вы играете на гитаре. Я все слышу, до последнего звука! Вы прекрасно играете... но я так устаю, в 10 часов просто падаю...Если еще в салоне - там у меня бюро, но только не в спальне.

Я обещаю играть только в салоне. В конце концов почему бы не пойти навстречу соседу?
Это уже слегка угнетает, иногда хочется посмотреть кое-какие ноты вечером, но уже боишься издать звук.

Внизу по-прежнему мистическая тишина. Никто не разговаривает, не ходит. Если такая слышимость, то я тоже должен что-то улавливать...
Но нет - ничего.
Молодая пара - хотя бы иногда какие-нибудь звуки или скрип кровати? Ничего...
Может быть...это роботы с другой планеты? На ночь они включаются в розетку. Заряжаются. Стоят тихо, помигивая лампочками.
А разговоры про гитару для конспирации.

Однажды слышу тихий стук в дверь. Сосед.
Заходите, говорю.
Не хочет. Не дальше порога.
Он пришел поговорить.
- Вы даете уроки с 10 до 11?
- Уроки?
Я не понимаю. Он хочет брать у меня уроки? Но может только поздно вечером?
- Я слышу гитару.
Доходит.
- Нет, я не даю уроки в это время, но сам играю иногда.
- Надеюсь, у вас с уроками все законно?
Намек прозрачен. С частными уроками вообще в принципе не может быть стопроцентной законности. Даже при полной уплате налогов съемная квартира предназначена только для жилья, и любой склочник может отравить мне жизнь.
- Sure!
А что еще можно ответить?
- Посмотрите на меня, - говорит он томным голосом, - мы говорили 3 недели назад, видите, как я изменился?
Честно говоря, ни в тот ни в этот раз у меня ни малейшего желания рассматривать его, но теперь пришлось приглядется. Вполне цветущий вид, если не считать плешивости - признак неуравновешенной нервной системы и половой неудовлетворенности.

- Неужели моя гитара так вам мешает?
- Ужасно! Мне так нужна тишина, мой сон хрупок, малейший шум будит меня...Только начинаю засыпать, а тут такой сюрприз! Я люблю только приятные сюрпризы, подарки, например, - добавил он кокетливо...
- Но я должен играть, это моя профессия, я должен хотя бы готовиться к работе!
- Зачем вам, вы ведь уже и так мастер? Но если вам так необходимо, то пообещайте, поклянитесь никогда не играть позже 11!

Я поклялся, а сам подумал, что надо подыскивать новое жилье. Иметь сумасшедшего в соседях слишком непредсказуемо...
 А может, это я ненормальный? И как раз все тут такие как он?

За окном на Жан Талоне ревели и бибикали машины . В считанных метрах от дома - гараж и мойка. С 6 утра включая выходные там шум, рев грузовиков, крики рабочих и клиентов. Прямо напротив наших спален - какой-то подпольный клуб, во всяком случае - я не нашел никакого входа или вывески со стороны улицы. По ночам там дискотека, или стриптиз или просто парти. От буханья басов и ударных дом содрогается. Идти спать бесполезно.

 Но нет, это нормально. Это ему не мешает спать. Может, это просто не сюрприз. Или приятный сюрприз. А моя бедненькая маленькая гитарка - неприятный.

Ну и ну.....

fuguebach: (Default)

 - Здесь так тихо...
Домовладелец оторвался от контракта и выразительно посмотрел в окно. Там было и вправду красиво. Теннистая аллея с двухэтажными домиками. Что-то до боли знакомое. Кадр из фильма про средний класс. А может отрывок из сна.
Выложенная каменными плитами дорожка ведет к маленькому подъезду, где всего четыре квартиры: одна полуподвальная, одна большая, занимающая весь первый этаж, и две небольшие на втором.

Вид из окон несколько разрушил идилию: задний фасад дома выходил прямиком на шумную улицу Жан Талон.
Ну ничего, не все же должно быть идеальным.
Зато почти без соседей. Ни одной общей стенки!
А какая акустика. Как звучит гитара!
Соседей не видно, не слышно. Может, их вообще тут нет.
Разве что семья с ребенком из полуподвала. Их слышно и видно. Ребенок кричит, стиралка часто занята их вещами.
А на первом этаже - мертвая тишина. Окна плотно завешаны, иногда через шторы пробивается свет.
Но - ни звука.

Но вот как-то вижу у входа черный роскошный фольксваген, а рядом молодого человека в строгом костюме, по виду - то ли адвоката, то ли страхового агента.
- Вы наш новый сосед? Очень приятно познакомиться. Вот моя супруга (показывает в сторону кого-то невидимого в автомобиле). 
- А, так это вы играете на гитаре. Я все слышу, до последнего звука! Вы прекрасно играете... но я так устаю, в 10 часов просто падаю...Если еще в салоне - там у меня бюро, но только не в спальне. 

Я обещаю играть только в салоне. В конце концов почему бы не пойти навстречу соседу?
Это уже слегка угнетает, иногда хочется посмотреть кое-какие ноты вечером, но уже боишься издать звук.

Внизу по-прежнему мистическая тишина. Никто не разговаривает, не ходит. Если такая слышимость, то я тоже должен что-то улавливать...
Но нет - ничего.
Молодая пара - хотя бы иногда какие-нибудь звуки или скрип кровати? Ничего...
Может быть...это роботы с другой планеты? На ночь они включаются в розетку. Заряжаются. Стоят тихо, помигивая лампочками.
А разговоры про гитару для конспирации.

Однажды слышу тихий стук в дверь. Сосед.
Заходите, говорю.
Не хочет. Не дальше порога.
Он пришел поговорить.
- Вы даете уроки с 10 до 11?
- Уроки?
Я не понимаю. Он хочет брать у меня уроки? Но может только поздно вечером?
- Я слышу гитару.
Доходит.
- Нет, я не даю уроки в это время, но сам играю иногда.
- Надеюсь, у вас с уроками все законно?
Намек прозрачен. С частными уроками вообще в принципе не может быть стопроцентной законности. Даже при полной уплате налогов съемная квартира предназначена только для жилья, и любой склочник может отравить мне жизнь.
- Sure!
А что еще можно ответить?
- Посмотрите на меня, - говорит он томным голосом, - мы говорили 3 недели назад, видите, как я изменился?
Честно говоря, ни в тот ни в этот раз у меня ни малейшего желания рассматривать его, но теперь пришлось приглядется. Вполне цветущий вид, если не считать плешивости - признак неуравновешенной нервной системы и половой неудовлетворенности. 

- Неужели моя гитара так вам мешает?
- Ужасно! Мне так нужна тишина, мой сон хрупок, малейший шум будит меня...Только начинаю засыпать, а тут такой сюрприз! Я люблю только приятные сюрпризы, подарки, например, - добавил он кокетливо...
- Но я должен играть, это моя профессия, я должен хотя бы готовиться к работе!
- Зачем вам, вы ведь уже и так мастер? Но если вам так необходимо, то пообещайте, поклянитесь никогда не играть позже 11!

Я поклялся, а сам подумал, что надо подыскивать новое жилье. Иметь сумасшедшего в соседях слишком непредсказуемо...
 А может, это я ненормальный? И как раз все тут такие как он?

За окном на Жан Талоне ревели и бибикали машины . В считанных метрах от дома - гараж и мойка. С 6 утра включая выходные там шум, рев грузовиков, крики рабочих и клиентов. Прямо напротив наших спален - какой-то подпольный клуб, во всяком случае - я не нашел никакого входа или вывески со стороны улицы. По ночам там дискотека, или стриптиз или просто парти. От буханья басов и ударных дом содрогается. Идти спать бесполезно.

 Но нет, это нормально. Это ему не мешает спать. Может, это просто не сюрприз. Или приятный сюрприз. А моя бедненькая маленькая гитарка - неприятный. 

Ну и ну.....

fuguebach: (Default)
Зачем студентам технических Вузов военная кафедра?
Я слышал самые разные версии, но все они неправильные.
Военную кафедру придумали исключительно для развлечения присохших к наукам будущих инженеров.

Воплощение идеи имело столь грандиозный успех, что многие технари, побросав ненужные дипломы, обратились к искусствам: заиграли на музыкальных инструментах, запели, начали снимать  фильмы, стали юмористами или цирковыми артистами.

Наконец, самые выдающиеся остались служить на кафедре.

Попасть туда было совсем непросто - далеко не все обладали необходимыми данными.

Во-первых, надо носить совершенно невозможное анекдотическое имя.

У нас на кафедре служили: Вензель, Бубело, Довгань, Мохнач, Левант а также полковник Зельднер Рафаэль Львович - и это всего лишь неполный список.
Но порой даже совсем простая фамилия, такая как Федько, произносимая всеми с ударением на первый слог, вызывала приступ неукротимого смеха.

Следующим условием конкурса была, без сомнения, незаурядная клоунская внешность.
Некоторые офицеры, такие как Бубело и Довгань, представляли собой  грушевидную форму, сужающуюся к плечам и расширяющуюся в районе таза. Обычно такую фигуру имеют женщины, именуемые в народе "царь-жопами". Если кто видел мультфильм "Паровозик из Ромашкова", тамошние мужские персонажи именно такой фигурой и обладают.

Другая форма, не менее популярная на кафедре,- шарообразная. Она сопровождается, как правило, круглой красной физиономией и зычным сиренообразным голосом. Такой классической фигурой обладал, например, подполковник Федько. Незабываемое зрелище на уроках химической защиты - Федько надувается как воздушный шар, рожа его краснеет еще больше, раздается чудовищный рев: "Ххххазыыыыы!!!" И мы все, давясь от смеха, натягиваем маски...
Полковник Полищук был, конечно, только слабой пародией на бравого Федьку и артистической карьеры, я думаю, не сделал. Единственным его коронным номером была фраза "Улицы и площадЯ", а больше ничем и не прославился...

Следующий типаж - живчик. Худой, невысокого роста. Никогда не дослуживался до звания выше майора. Обычно носил простую героическую русскую фамилию как Комаров или Чернов, но среди них затесался каким-то образом и майор Левант.
Их роль в спектакле определяется одним простым словом - распиздяй.
Обладали хмурой с перепоя рожей или веселой, если уже опохмелился, бегающими в томлении красными глазами и манерой незаметно подкрадываться сзади.

И последний тип - громовержец. Офицеры звания полковник и выше. Общение с ними происходило издалека, нам разрешалось только чуть-чуть полюбоваться на них...но впечатление это было незабываемым. Так я видел однажды настоящего генерала! Кажется, это был начальник кафедры, но он был самым что ни на есть опереточным пугалом.
Достаточно было увидеть его буденовские усы, красную веселую морду, шинель со сверкающими погонами - генерал да и только!

С громовержцами рангом пониже нам приходилось сталкиваться поближе.

Мне иногда казалось, что полковник Зельднер (Рафаэль Львович) был продвинут по службе и послан на кафедру исключительно в доказательство: таких идиотов вы больше ни в одной нации не найдете. И справлялся он с этим блестяще.
Но был он орел! Грудь колесом, красавец писаный, взор лучистый...
Впечатлял! ...пока не открывал рот.
Его перлы вошли в золотые анналы кафедры.
"Эй вы трое оба сюда"
"Вы студенты или где?"
И философское:
"Трамваи ходят только вперед"
Читал он у нас какие-то лекции, не помню какие и про что, потому что через пять минут голова у меня начинала падать, все вокруг тоже засыпали. Похоже, и сам товарищ полковник задремывал, судя по длительным паузам. Затем он вздрагивал, подносил к глазам конспект, куда он понавыдергивал из учебника каких-то бессмысленных предложений, и внезапно выкрикивал очередную фразу. Голос его становился все тише, по классу снова слышалось сонное сопение...
Пауза...и новый выкрик.

Майора Бубело я очень любил. Не знаю отчего, но он ко мне тоже был на редкость расположен...
Вот это талант! Виртуоз-матерщинник, мастер! Увы, воспроизвести образцы его гениальных  пассажей я не в состоянии, до того было неповторимо каждый раз. Все это с мягкими, почти нежными украинскими интонациями. Если Бубело начинал делать комментарии по поводу кого-нибудь из студентов, от того мокрого места не оставалось...Все лежали под столом. Обижаться на Бубелу просто было невозможно. Коллегам по кафедре от него тоже доставалось. Он, по-моему, вообще никого не боялся.

Самый знаменитый персонаж на кафедре - Довгань.
Еще будучи школьником слышал многочисленные анекдоты "про Довганя", популярны они были не меньше чапаевских. Правда, многие были переделаны из тех же чапаевских, чебурашковских и прочих всенародных. Все сводилось к уникальному идиотизму тогда еще капитана Довганя. Вот один:
"Вопрос: почему капитан Довгань не ест соленых огурцов?
Ответ: у него голова в банку не пролазит"
И вот майор Довгань у меня перед глазами. Он и вправду деревенский дурачок, но персонаж скорее положительный.
Мы стоим строем перед практическими занятиями по огневой подготовке. Не помню чем провинились, но майор жутко злой, кричит на нас и грозится не допустить на стрельбы. Пострелять очень хочется.
Тут один наглец в нарушение всех правил: "Товарищ майор, а правда, что вы вчера вот такую щуку поймали?"
И Довгань расцветает. Следующие полчаса мы слышим рыбацкие истории, затем подобревший майор пускает нас к пулеметам.
Я понимаю - анекдоты про Довганя появились не на пустом месте.

Афганский ветеран Чернов развлекал всех рассказами, как чудом остался жив благодаря своему распиздяйству.
То он не выполнил команду сидеть по-походному, наполовину высунувшись из люка (валялся  с похмелья), отчего остался жив, остальных командиров постреляли, то выскочил из танка по малой нужде, когда того накрыло ракетой... Увы, сермяжная правда жизни.

Юный старший лейтенант Комаров был душка. Рубаха-парень, со студентами за панибрата. Еще бы! Мы закончим кафедру лейтенантами, а он старлей, почти как мы.
Где-то накануне заключительных сборов ему пожаловали капитана.
Его осанка сразу изменилась. Грудь вздыбилась, нос задрался.
Его назначили ротным на сборах.
Студенты по поручению командира собирали грибы в лесу, затем отвозили полные мешки домой супруге молодого капитана.
Комаров расхаживал перед строем студентов и влеплял наряды.
Через пару лет я встретил его в чине майора возле какого-то ресторана. Его фигура раздулась. Морда была красная, опухшая и гадливая.
Говорили, подлее офицера на кафедре нет.

Майор Левант любил показать свою власть. Так его никто и не замечал, а на сборах, где он руководил вождением, он, наконец, получил бразды... Полетели головы. Но - майор суров, но справедлив.
Серега вернулся с дежурства по кухне. Практика по вождению уже закончилась... Есть еще пара опоздавших. Майор довольным голосом: "Все, практика закончилась!"
Серега плаксивым голосом: "Товарищ майор, я так хотел поводить танк, бежал с дежурства со всех ног..."
Майор обнимает Серегу за плечи: "Пошли!"
- А мы? - кричат вслед прочие опоздавшие, - почему только он?
- Это мой друг, - веско отвечает Левант, прищурившись.

Я веду танк. Мне положено сидеть, наполовину высунувшись из люка. Это зря, потому что на улице проливной дождь, заливает очки, и я ничего не вижу. В башне сидит инструктор - маленький татарин, он что-то кричит мне в микрофон, я ничего не понимаю.
Танк куда-то несется, может, по трассе, а может и нет.
В конце надо проехать между столбами. Вдруг в наушниках раздается дикий визг. На всякий случай торможу. Выхожу, протираю очки. Вижу борозду и сбитые столбы.

Впереди - полтора месяца настоящей службы, с нарядами, строевой, огневой подготовкой, скучными занятиями. Неохота. Вижу объявление: "Студенты, играющие на духовых инструментах, обратиться к майору Бубела"
Если бы это не Бубела, я бы, пожалуй, и не рискнул... А так, будучи на практике на ТЭЦ, скучая среди котлов и генераторов, я научился пиликать на маленькой дудочке - блок-флейте. Среди шума мне удавалось извлекать исключительно громкие визгливые звуки.
Бубело хитро на меня посмотрел и, хихикая, записал как флейтиста...

Сборы начались, меня вызывают. Тут же еще пара авантюристов. Один как-то давно играл на баритоне, другой - на басе. Что с этим делать - не знаем. Каждый с трудом представляет, где какая нота.
И мы бы, наверное, пропали, если бы не появился еще один - этот играл на валторне несколько лет в оркестре. Рассаживаемся на травке, он вспоминает игранные когда-то марши, расписывает их на ноты. Схема аранжировок проста: бас с баритоном ведут ритм и гармонию, строя мелодические интервалы : ум-ца, ум-ца, ум-ца-ца...В паузы визгливо вклиниваюсь я, достраивая верхнюю ноту аккорда: туту-ту-ту-тууууууууууу, туту-ту-ту-тууууууууууу...Наш спаситель выводит мелодию на своей валторне...Через некоторое время у нас появился барабанщик, репетировать ему было нечего, так что он успевал сбегать куда-то поддать...Один раз мы не смогли разбудить его перед смотром. Бубело рассвирипел и взял нового барабанщика.
Теперь каждая утренняя поверка проходила под музыку нашего оркестрика.

Заключительный экзамен. Подготовиться к нему - просто нереально, туда входит все, что проходили за четыре года: техобслуживание и эксплуатация, устав, средства защиты, огневая подготовка...
Что делать? Наш бывалый морячок-староста шепчется о чем-то с Комаровым. Потом подходит к нам: "С каждого по червонцу. Покупаем водки на всю сумму. Экзамен пройдет быстро и безболезненно".
Две огромные сумки переданы Комарову. Он волочет их в лабораторию майора Вензеля - тихого алкоголика с печальными глазами.
Мы сдаем экзамены. Бегаем из кабинета в кабинет. Я несу какую-то чушь. Кто-то смотрит на меня дикими глазами, кто-то смеется...Уффф...
Последний закончил...К нам выходит Полищук, сует не глядя зачетки и торопится в лабораторию Вензеля. Оттуда уже призывно машет рукой майор Чернов. Из кабинетов спешат в приподнятом настроении Бубела, Довгань, Левант, Федько,  Мохнач...
Важно шествует товарищ полковник Зельднер Рафаэль Львович.
fuguebach: (Default)
Зачем студентам технических Вузов военная кафедра?
Я слышал самые разные версии, но все они неправильные.
Военную кафедру придумали исключительно для развлечения присохших к наукам будущих инженеров.

Воплощение идеи имело столь грандиозный успех, что многие технари, побросав ненужные дипломы, обратились к искусствам: заиграли на музыкальных инструментах, запели, начали снимать  фильмы, стали юмористами или цирковыми артистами.

Наконец, самые выдающиеся остались служить на кафедре.

Попасть туда было совсем непросто - далеко не все обладали необходимыми данными.

Во-первых, надо носить совершенно невозможное анекдотическое имя.

У нас на кафедре служили: Вензель, Бубело, Довгань, Мохнач, Левант а также полковник Зельднер Рафаэль Львович - и это всего лишь неполный список.
Но порой даже совсем простая фамилия, такая как Федько, произносимая всеми с ударением на первый слог, вызывала приступ неукротимого смеха.

Следующим условием конкурса была, без сомнения, незаурядная клоунская внешность.
Некоторые офицеры, такие как Бубело и Довгань, представляли собой  грушевидную форму, сужающуюся к плечам и расширяющуюся в районе таза. Обычно такую фигуру имеют женщины, именуемые в народе "царь-жопами". Если кто видел мультфильм "Паровозик из Ромашкова", тамошние мужские персонажи именно такой фигурой и обладают.

Другая форма, не менее популярная на кафедре,- шарообразная. Она сопровождается, как правило, круглой красной физиономией и зычным сиренообразным голосом. Такой классической фигурой обладал, например, подполковник Федько. Незабываемое зрелище на уроках химической защиты - Федько надувается как воздушный шар, рожа его краснеет еще больше, раздается чудовищный рев: "Ххххазыыыыы!!!" И мы все, давясь от смеха, натягиваем маски...
Полковник Полищук был, конечно, только слабой пародией на бравого Федьку и артистической карьеры, я думаю, не сделал. Единственным его коронным номером была фраза "Улицы и площадЯ", а больше ничем и не прославился...

Следующий типаж - живчик. Худой, невысокого роста. Никогда не дослуживался до звания выше майора. Обычно носил простую героическую русскую фамилию как Комаров или Чернов, но среди них затесался каким-то образом и майор Левант.
Их роль в спектакле определяется одним простым словом - распиздяй.
Обладали хмурой с перепоя рожей или веселой, если уже опохмелился, бегающими в томлении красными глазами и манерой незаметно подкрадываться сзади.

И последний тип - громовержец. Офицеры звания полковник и выше. Общение с ними происходило издалека, нам разрешалось только чуть-чуть полюбоваться на них...но впечатление это было незабываемым. Так я видел однажды настоящего генерала! Кажется, это был начальник кафедры, но он был самым что ни на есть опереточным пугалом.
Достаточно было увидеть его буденовские усы, красную веселую морду, шинель со сверкающими погонами - генерал да и только!

С громовержцами рангом пониже нам приходилось сталкиваться поближе.

Мне иногда казалось, что полковник Зельднер (Рафаэль Львович) был продвинут по службе и послан на кафедру исключительно в доказательство: таких идиотов вы больше ни в одной нации не найдете. И справлялся он с этим блестяще.
Но был он орел! Грудь колесом, красавец писаный, взор лучистый...
Впечатлял! ...пока не открывал рот.
Его перлы вошли в золотые анналы кафедры.
"Эй вы трое оба сюда"
"Вы студенты или где?"
И философское:
"Трамваи ходят только вперед"
Читал он у нас какие-то лекции, не помню какие и про что, потому что через пять минут голова у меня начинала падать, все вокруг тоже засыпали. Похоже, и сам товарищ полковник задремывал, судя по длительным паузам. Затем он вздрагивал, подносил к глазам конспект, куда он понавыдергивал из учебника каких-то бессмысленных предложений, и внезапно выкрикивал очередную фразу. Голос его становился все тише, по классу снова слышалось сонное сопение...
Пауза...и новый выкрик.

Майора Бубело я очень любил. Не знаю отчего, но он ко мне тоже был на редкость расположен...
Вот это талант! Виртуоз-матерщинник, мастер! Увы, воспроизвести образцы его гениальных  пассажей я не в состоянии, до того было неповторимо каждый раз. Все это с мягкими, почти нежными украинскими интонациями. Если Бубело начинал делать комментарии по поводу кого-нибудь из студентов, от того мокрого места не оставалось...Все лежали под столом. Обижаться на Бубелу просто было невозможно. Коллегам по кафедре от него тоже доставалось. Он, по-моему, вообще никого не боялся.

Самый знаменитый персонаж на кафедре - Довгань.
Еще будучи школьником слышал многочисленные анекдоты "про Довганя", популярны они были не меньше чапаевских. Правда, многие были переделаны из тех же чапаевских, чебурашковских и прочих всенародных. Все сводилось к уникальному идиотизму тогда еще капитана Довганя. Вот один:
"Вопрос: почему капитан Довгань не ест соленых огурцов?
Ответ: у него голова в банку не пролазит"
И вот майор Довгань у меня перед глазами. Он и вправду деревенский дурачок, но персонаж скорее положительный.
Мы стоим строем перед практическими занятиями по огневой подготовке. Не помню чем провинились, но майор жутко злой, кричит на нас и грозится не допустить на стрельбы. Пострелять очень хочется.
Тут один наглец в нарушение всех правил: "Товарищ майор, а правда, что вы вчера вот такую щуку поймали?"
И Довгань расцветает. Следующие полчаса мы слышим рыбацкие истории, затем подобревший майор пускает нас к пулеметам.
Я понимаю - анекдоты про Довганя появились не на пустом месте.

Афганский ветеран Чернов развлекал всех рассказами, как чудом остался жив благодаря своему распиздяйству.
То он не выполнил команду сидеть по-походному, наполовину высунувшись из люка (валялся  с похмелья), отчего остался жив, остальных командиров постреляли, то выскочил из танка по малой нужде, когда того накрыло ракетой... Увы, сермяжная правда жизни.

Юный старший лейтенант Комаров был душка. Рубаха-парень, со студентами за панибрата. Еще бы! Мы закончим кафедру лейтенантами, а он старлей, почти как мы.
Где-то накануне заключительных сборов ему пожаловали капитана.
Его осанка сразу изменилась. Грудь вздыбилась, нос задрался.
Его назначили ротным на сборах.
Студенты по поручению командира собирали грибы в лесу, затем отвозили полные мешки домой супруге молодого капитана.
Комаров расхаживал перед строем студентов и влеплял наряды.
Через пару лет я встретил его в чине майора возле какого-то ресторана. Его фигура раздулась. Морда была красная, опухшая и гадливая.
Говорили, подлее офицера на кафедре нет.

Майор Левант любил показать свою власть. Так его никто и не замечал, а на сборах, где он руководил вождением, он, наконец, получил бразды... Полетели головы. Но - майор суров, но справедлив.
Серега вернулся с дежурства по кухне. Практика по вождению уже закончилась... Есть еще пара опоздавших. Майор довольным голосом: "Все, практика закончилась!"
Серега плаксивым голосом: "Товарищ майор, я так хотел поводить танк, бежал с дежурства со всех ног..."
Майор обнимает Серегу за плечи: "Пошли!"
- А мы? - кричат вслед прочие опоздавшие, - почему только он?
- Это мой друг, - веско отвечает Левант, прищурившись.

Я веду танк. Мне положено сидеть, наполовину высунувшись из люка. Это зря, потому что на улице проливной дождь, заливает очки, и я ничего не вижу. В башне сидит инструктор - маленький татарин, он что-то кричит мне в микрофон, я ничего не понимаю.
Танк куда-то несется, может, по трассе, а может и нет.
В конце надо проехать между столбами. Вдруг в наушниках раздается дикий визг. На всякий случай торможу. Выхожу, протираю очки. Вижу борозду и сбитые столбы.

Впереди - полтора месяца настоящей службы, с нарядами, строевой, огневой подготовкой, скучными занятиями. Неохота. Вижу объявление: "Студенты, играющие на духовых инструментах, обратиться к майору Бубела"
Если бы это не Бубела, я бы, пожалуй, и не рискнул... А так, будучи на практике на ТЭЦ, скучая среди котлов и генераторов, я научился пиликать на маленькой дудочке - блок-флейте. Среди шума мне удавалось извлекать исключительно громкие визгливые звуки.
Бубело хитро на меня посмотрел и, хихикая, записал как флейтиста...

Сборы начались, меня вызывают. Тут же еще пара авантюристов. Один как-то давно играл на баритоне, другой - на басе. Что с этим делать - не знаем. Каждый с трудом представляет, где какая нота.
И мы бы, наверное, пропали, если бы не появился еще один - этот играл на валторне несколько лет в оркестре. Рассаживаемся на травке, он вспоминает игранные когда-то марши, расписывает их на ноты. Схема аранжировок проста: бас с баритоном ведут ритм и гармонию, строя мелодические интервалы : ум-ца, ум-ца, ум-ца-ца...В паузы визгливо вклиниваюсь я, достраивая верхнюю ноту аккорда: туту-ту-ту-тууууууууууу, туту-ту-ту-тууууууууууу...Наш спаситель выводит мелодию на своей валторне...Через некоторое время у нас появился барабанщик, репетировать ему было нечего, так что он успевал сбегать куда-то поддать...Один раз мы не смогли разбудить его перед смотром. Бубело рассвирипел и взял нового барабанщика.
Теперь каждая утренняя поверка проходила под музыку нашего оркестрика.

Заключительный экзамен. Подготовиться к нему - просто нереально, туда входит все, что проходили за четыре года: техобслуживание и эксплуатация, устав, средства защиты, огневая подготовка...
Что делать? Наш бывалый морячок-староста шепчется о чем-то с Комаровым. Потом подходит к нам: "С каждого по червонцу. Покупаем водки на всю сумму. Экзамен пройдет быстро и безболезненно".
Две огромные сумки переданы Комарову. Он волочет их в лабораторию майора Вензеля - тихого алкоголика с печальными глазами.
Мы сдаем экзамены. Бегаем из кабинета в кабинет. Я несу какую-то чушь. Кто-то смотрит на меня дикими глазами, кто-то смеется...Уффф...
Последний закончил...К нам выходит Полищук, сует не глядя зачетки и торопится в лабораторию Вензеля. Оттуда уже призывно машет рукой майор Чернов. Из кабинетов спешат в приподнятом настроении Бубела, Довгань, Левант, Федько,  Мохнач...
Важно шествует товарищ полковник Зельднер Рафаэль Львович.
fuguebach: (Default)
Дураки образуют самую сильную и непробиваемую нацию на земле.

Происхождение их туманно. Здесь бессильны генетики и этнологи. Дурак может родиться в любой семье, даже у самых умных родителей. Но в семьях дураков нормальное разумное потомство почти исключено.

Вопреки расхожему мнению образование не влияет на умственные способности, а может даже усугубить дурь. Дураки с высшим образованием встречаются в той же пропорции, что и с церковно-приходским, кретинов-докторов следует по возможности избегать на своем пути, ну а круглые идиоты-академики и профессора представляют уже серьезную угрозу обществу.

Дураки говорят на всех языках мира, но легко понимают друг друга с полужеста. Дурак дурака видит издалека. Идиоты со всего мира любят собираться в организации объединенных наций, верховные советы, международные трибуналы, где они сводят счеты с зарвавшимися умниками.

Мечта каждого дурака - прийти к власти в своей отдельно взятой стране и всю ее превратить в Страну Дураков. Иногда им это удается. Обычно они обещают всем Поле Чудес, которое на поверку оказывается свалкой.

Существует теория, что дурь - заразное заболевание, и когда идиотов вокруг становится слишком много, их бактерии воздушно-капельным или контактным путем проникают в органы нормальных людей (особенно если они забывают мыть руки после просмотра новостей), поражая умственные способности.

Другая гипотеза утверждает существование в нормальном разуме шизоидного компонента-дурака. Заметим, что у натуральных дураков подобные явления не наблюдаются, они, как правило, - полноценные болваны. Существуя в среде дураков, обычные люди порой подумывают: а не хорошо ли жить вот так вот, ни о чем самому не думая, сдав все свои проблемы этому все знающему человеку на экране?
По этой причине основными заводилами всех массовых поветрий являются профессиональные уверенные в себе имбециллы. Только этим можно объяснить популярность всяких сумасшедших теорий.
Наоборот, толковый правитель, по недоразумению оказавшийся у власти, не имеет никаких шансов увлечь народ своими скучными выкладками, его обвинят во всех бедах, происходящих в мире, как то: глобальное потепление, СПИД в Африке, ближневосточный конфликт или массовое ожирение, и будут долбать выскочку, пока его место не займет полноценный велеречивый идиот.

Известно, что джентельмены предпочитают блондинок, да и среди брюнеток выбирают наиболее несмышленых.
В то же время кумирами прекрасных леди всегда являлись болтливые дуболомы с квадратной челюстью.

Следовательно, сама природа благоволит дури, всячески поощряя рождаемость идиотов.

Мы можем спокойно смотреть в будущее: весь мир медленно, но верно превращается в одну большую Страну Дураков.
fuguebach: (Default)
Дураки образуют самую сильную и непробиваемую нацию на земле.

Происхождение их туманно. Здесь бессильны генетики и этнологи. Дурак может родиться в любой семье, даже у самых умных родителей. Но в семьях дураков нормальное разумное потомство почти исключено.

Вопреки расхожему мнению образование не влияет на умственные способности, а может даже усугубить дурь. Дураки с высшим образованием встречаются в той же пропорции, что и с церковно-приходским, кретинов-докторов следует по возможности избегать на своем пути, ну а круглые идиоты-академики и профессора представляют уже серьезную угрозу обществу.

Дураки говорят на всех языках мира, но легко понимают друг друга с полужеста. Дурак дурака видит издалека. Идиоты со всего мира любят собираться в организации объединенных наций, верховные советы, международные трибуналы, где они сводят счеты с зарвавшимися умниками.

Мечта каждого дурака - прийти к власти в своей отдельно взятой стране и всю ее превратить в Страну Дураков. Иногда им это удается. Обычно они обещают всем Поле Чудес, которое на поверку оказывается свалкой.

Существует теория, что дурь - заразное заболевание, и когда идиотов вокруг становится слишком много, их бактерии воздушно-капельным или контактным путем проникают в органы нормальных людей (особенно если они забывают мыть руки после просмотра новостей), поражая умственные способности.

Другая гипотеза утверждает существование в нормальном разуме шизоидного компонента-дурака. Заметим, что у натуральных дураков подобные явления не наблюдаются, они, как правило, - полноценные болваны. Существуя в среде дураков, обычные люди порой подумывают: а не хорошо ли жить вот так вот, ни о чем самому не думая, сдав все свои проблемы этому все знающему человеку на экране?
По этой причине основными заводилами всех массовых поветрий являются профессиональные уверенные в себе имбециллы. Только этим можно объяснить популярность всяких сумасшедших теорий.
Наоборот, толковый правитель, по недоразумению оказавшийся у власти, не имеет никаких шансов увлечь народ своими скучными выкладками, его обвинят во всех бедах, происходящих в мире, как то: глобальное потепление, СПИД в Африке, ближневосточный конфликт или массовое ожирение, и будут долбать выскочку, пока его место не займет полноценный велеречивый идиот.

Известно, что джентельмены предпочитают блондинок, да и среди брюнеток выбирают наиболее несмышленых.
В то же время кумирами прекрасных леди всегда являлись болтливые дуболомы с квадратной челюстью.

Следовательно, сама природа благоволит дури, всячески поощряя рождаемость идиотов.

Мы можем спокойно смотреть в будущее: весь мир медленно, но верно превращается в одну большую Страну Дураков.
fuguebach: (Default)
Антисемиты водятся везде, даже в Антарктиде.

Широта популяции антисемитов объясняется их исключительной выживаемостью, неприлипаемостью грязи и всеядностью. Питаются антисемиты в основном падалью, но не брезгают и слухами, фальшивками, наветами. От сожранного жиреют, лоснятся, приобретают высокомерный и значительный вид.

Многие исследователи ошибочно полагают, что естественными врагами антисемитов являются евреи. На самом деле антисемиты жить не могут без евреев, пища не усваивается, они все больше мельчают, пока не придумают себе новых евреев.

В свободное от обжорства время антисемиты увлекаются элементарной математикой, особенно подсчетом процентов. Это их любимое времяпрепровождение.

Читают с трудом - в основном только фамилии авторов, после чего набрасываются на редакции с требованием раскрыть псевдонимы.

Но при этом все время чего-то пишут - это естественное отправление организма, вызываемое спецификой питания.

Как правило, антисемиты собираются в стаи, порой до 500 индивидуумов, чтобы вместе заняться ритуальным писанием петиций, доносов и фальшивок. Учитывая, что эти же отходы жизнедеятельности антисемитов часто им же идут в пищу, можно рекомендовать ученым-энергетикам тщательно исследовать это феноменальное явление вечного двигателя второго рода.

Характерной особенностью антисемитов является их необычайное сходство с людьми, что затрудняет их выявление исследователями.
Ниже приводятся типичные повадки антисемитов, что позволит натуралистам безошибочно определить сущность исследуемого вида.

Антисемит никогда прямо не признает свою истинную природу, поэтому исследователь должен действовать окольным путем.

Например, назваться евреем и в чем-нибудь не согласится с исследуемым.
Натуральный человек будет спорить, как и положено, по существу вопроса, антисемит же отвечает только аргументами типа: "это типичная еврейская логика", "все евреи так говорят", "а правда, что евреи распяли Христа?", или "где вы берете свежую кровь христианских младенцев?", или "вы что, считаете евреев самой лучшей нацией?", что выдает в нем отсутствие разумного начала, способность действовать только инстинктивно.

Очень хорошим звуковым тестом является произносимое испытателем слово "Израиль". Если в течение нескольких минут после услышанного исследуемый начинает многократно твердить как попугай "еврей, еврей, еврей, еврей", можно сразу же отправлять его в зоопарк в вольер к антисемитам.

Также и наоборот - если антисемиту сказать, что перед ним еврей или даже просто громко и четко произнести это слово (этот метод называется "на живца", он предназначен для выявления дрессированных или политкорректных антисемитов, перенявших многие повадки натуральных людей), он с необъяснимой злобой набрасывается на Израиль, обвиняя это заурядное ближневосточное государство во всех смертных грехах.

Существует порода  антисемитов-говорунов, наиболее легкая добыча для охотников, а потому все более исчезающая как вид. Их даже хотят взять под защиту как наиболее безобидных и глупых зверей. В отличие от дрессированных или политкорректных антисемитов, говоруны, особенно в период гона, распознаются без всяких тестов. Их можно узнать по постоянному биению в грудь и по характерным призывным любовным крикам самцов: "Я в Афгане воевал, кровь проливал и ни одного еврея там не встречал..." (прежний вариант "я в окопе под Сталинградом, а они отсиживались под Ташкентом!"), или "Я работаю на заводе, а они в конторе ...", или "Я сам за все плачу, а они на халяву". Вариантов много, все они сводятся к гортанному перепеву "я..., а они..."

И, наконец, антисемиты обладают исключительной способностью к распитию спиртных напитков и очень этим гордятся. Напившись, кричат, что жиды их споили.

Поэтому, если вы ищете себе собутыльника, протестируйте его сначала - имеете ли вы дело с человеком или только с животным.
fuguebach: (Default)
Антисемиты водятся везде, даже в Антарктиде.

Широта популяции антисемитов объясняется их исключительной выживаемостью, неприлипаемостью грязи и всеядностью. Питаются антисемиты в основном падалью, но не брезгают и слухами, фальшивками, наветами. От сожранного жиреют, лоснятся, приобретают высокомерный и значительный вид.

Многие исследователи ошибочно полагают, что естественными врагами антисемитов являются евреи. На самом деле антисемиты жить не могут без евреев, пища не усваивается, они все больше мельчают, пока не придумают себе новых евреев.

В свободное от обжорства время антисемиты увлекаются элементарной математикой, особенно подсчетом процентов. Это их любимое времяпрепровождение.

Читают с трудом - в основном только фамилии авторов, после чего набрасываются на редакции с требованием раскрыть псевдонимы.

Но при этом все время чего-то пишут - это естественное отправление организма, вызываемое спецификой питания.

Как правило, антисемиты собираются в стаи, порой до 500 индивидуумов, чтобы вместе заняться ритуальным писанием петиций, доносов и фальшивок. Учитывая, что эти же отходы жизнедеятельности антисемитов часто им же идут в пищу, можно рекомендовать ученым-энергетикам тщательно исследовать это феноменальное явление вечного двигателя второго рода.

Характерной особенностью антисемитов является их необычайное сходство с людьми, что затрудняет их выявление исследователями.
Ниже приводятся типичные повадки антисемитов, что позволит натуралистам безошибочно определить сущность исследуемого вида.

Антисемит никогда прямо не признает свою истинную природу, поэтому исследователь должен действовать окольным путем.

Например, назваться евреем и в чем-нибудь не согласится с исследуемым.
Натуральный человек будет спорить, как и положено, по существу вопроса, антисемит же отвечает только аргументами типа: "это типичная еврейская логика", "все евреи так говорят", "а правда, что евреи распяли Христа?", или "где вы берете свежую кровь христианских младенцев?", или "вы что, считаете евреев самой лучшей нацией?", что выдает в нем отсутствие разумного начала, способность действовать только инстинктивно.

Очень хорошим звуковым тестом является произносимое испытателем слово "Израиль". Если в течение нескольких минут после услышанного исследуемый начинает многократно твердить как попугай "еврей, еврей, еврей, еврей", можно сразу же отправлять его в зоопарк в вольер к антисемитам.

Также и наоборот - если антисемиту сказать, что перед ним еврей или даже просто громко и четко произнести это слово (этот метод называется "на живца", он предназначен для выявления дрессированных или политкорректных антисемитов, перенявших многие повадки натуральных людей), он с необъяснимой злобой набрасывается на Израиль, обвиняя это заурядное ближневосточное государство во всех смертных грехах.

Существует порода  антисемитов-говорунов, наиболее легкая добыча для охотников, а потому все более исчезающая как вид. Их даже хотят взять под защиту как наиболее безобидных и глупых зверей. В отличие от дрессированных или политкорректных антисемитов, говоруны, особенно в период гона, распознаются без всяких тестов. Их можно узнать по постоянному биению в грудь и по характерным призывным любовным крикам самцов: "Я в Афгане воевал, кровь проливал и ни одного еврея там не встречал..." (прежний вариант "я в окопе под Сталинградом, а они отсиживались под Ташкентом!"), или "Я работаю на заводе, а они в конторе ...", или "Я сам за все плачу, а они на халяву". Вариантов много, все они сводятся к гортанному перепеву "я..., а они..."

И, наконец, антисемиты обладают исключительной способностью к распитию спиртных напитков и очень этим гордятся. Напившись, кричат, что жиды их споили.

Поэтому, если вы ищете себе собутыльника, протестируйте его сначала - имеете ли вы дело с человеком или только с животным.
fuguebach: (fugue_classic)
(начало)


..Вскоре выясняется, мне совершенно нечего было бояться: почти весь музыкально-педагогический мир Израиля говорит по-русски. Раньше своих педагогов здесь почти не было, а в семидесятые этот подарочек свалился на голову. А поскольку страна была социалистической, всех пришлось как-то устраивать, построили музыкальные школы, создали новые оркестры.
Я знакомлюсь с людьми, не напрягаясь общением на чужом малознакомом языке.
Удивительное дело: мне раньше казалось, что все люди ужасно любознательны, как и я, и если уж попали в эту область, должны бы все изучить и исследовать. Но нет. Каждый сидит на своем тепленьком месте, и больше его ничего не интересует. Я расспрашивал про систему музыкального образования в Израиле (мне очень хотелось пойти поучиться), но никто не мог дать вразумительного ответа. Наконец Лена Смирнова, беэр-шевская гитаристка, поделилась номером телефона.
"Позвоните вот этому человеку" (она всегда говорила "Вы" в отличие от многих, никак не могла избавиться от ленинградских привычек), он здесь очень давно и очень многим людям помог, его зовут Миша Аппельбаум".
Честно говоря, я побаивался, что Аппельбаум, живший в Израиле чуть ли не с сороковых годов, мог изрядно подзабыть русский язык (я встречал таких), и приготовился говорить медленно, внятно и много переспрашивать.
В трубке раздался густой артистический баритон. Я разговаривал и не мог поверить своим ушам. Больше сорока лет человек не был в России, и такая речь!
Мало того, если бы я не знал, что Миша музыкант, я был бы уверен, что он по меньшей мере театральный актер или диктор. Впоследствии я узнал, что в 50-е годы он был довольно известен как исполнитель песен.
Миша пригласил меня к себе. Для меня это было непривычно. После челябинской закрытости подобный жест по отношению к совершенно незнакомому человеку казался просто верхом благородства. Впрочем, Миша и вправду оказался человеком исключительно благородной души.
Миша жил в городе Рамат-Гане. Точнее, это просто район мегаполиса Тель-Авива, но тогда я это еще плохо себе представлял. Поездка на автобусе в центр представлялась мне увлекательным приключением. Я засобирался в путешествие. Наконец-то выбраться в свет! В центр, большой город, где небоскребы, море, настоящая цивилизованная жизнь.
В одной руке синий футляр с гитарой, и то и другое работы Ивана Кузнецова, магнитогорского мастера. Ваня сделал мне футляр по дружбе, тогда это был ужасный дефицит, а вот никакого другого дерматина кроме синего не нашел. В другой - сумка путешественника. Там - книжки в дорогу, термос, бутерброды. Я подумывал : не взять ли вареные яйца и соленые огурцы? Сильна российская привычка! И вот через пару часов я уже добрался до Рамат-Гана и, следуя указаниям Миши, иду по зеленым тихим улочкам между трехэтажными типично тель-авивскими домами, один из них - тот, что мне нужен.
Как иногда обманчив бывает голос! Он создает в твоем воображении образ, порой не имеющий ничего общего с действительностью. Впрочем, мне иногда кажется, что голос передает сущность куда точнее, чем внешность.
Ничто так не волнует, как женский голос в телефонной трубке, и ничто так не разочаровывает, как неприятные визгливые или вульгарные интонации в речи красавицы.
Я представлял себе Мишу высоким значительным человеком, этаким лордом.
Но виртуальный образ совершенно не совпал с действительностью.
Дверь отворилась, и первое, что я увидел, было инвалидное кресло. Оно было такое массивное, черное, с огромными колесами, что я не сразу заметил в кресле самого хозяина, маленького калеку с ампутированными ногами. Его болезненный вид совершенно не сочетался с уверенным сильным голосом, слышанным мной по телефону. Миша, впрочем, сделал вид, что не заметил моего замешательства, пригласил в дом и сразу попросил поиграть. Видно, хотел понять с кем имеет дело. Я с опаской ждал его реакции, а он не спешил, задумавшись...
-Красиво играешь. Ты знаешь это? - вдруг сказал он, как будто угадав мои сомнения. И я понял, почему его так почитали многие.
Он совершенно искренне был рад моему приходу
- Достань там из шкафчика тортик, я сам-то не могу
В шкафчике бегали рыжие тараканы. Совершенно обычные. Квартира, большая и светлая, была в жутком запустении. Видно было, что хозяин преуспевал когда-то, сюда приходили многочисленные ученики, коллеги, возможно, поклонницы.
Оказалось, Аппельбаум только что вернулся из больницы, где его спасли от гангрены, ампутировав ноги.
Пока он был в госпитале, ушла жена. Дети путешествовали где-то в Латинской Америке, дома было пусто. Впрочем, телефон не замолкал. Звонили многочисленные ученики, и с каждым Миша разговаривал на его собственном языке, в основном на иврите, но я слышал и испанский, французский, немецкий, английский. Затем рассказывал про них, кто где сейчас живет, какую сделал карьеру.
- А что ты хочешь делать, чем я тебе могу помочь
По русской привычке я начал невнятно распространяться, что, дескать, надо и работать...но вот учиться хочется...
-Конкретно, реши, и тогда я смогу тебе помочь
Миша по-настоящему мне помог. Он понял, что пока я не смогу никуда поступать учиться, но познакомил со Шраером, замечательным гитаристом, уговорив его давать мне уроки по символической цене. Тот стал моим учителем на многие годы.
Зарывшись в своих иммигрантских проблемах, я надолго забыл про Мишу. А вспомнил вдруг во время войны с Ираком. Беэр-Шева была безопасным местом, а вот на Рамат-Ган беспрерывно падали иракские "Скады". Я знал, что многие уехали на юг,кто к родственникам, у кого были, а кто в гостинницы.
Как там Аппельбаум?-  вдруг с тревогой подумал я. С надеждой, что его тоже увезли друзья, родственники или ученики, набираю номер. И слышу знакомый баритон.
- А про меня все забыли. Я вообще один в доме, все уехали...и из соседних домов тоже. Каждую ночь я слышу взрывы, вчера ракета попала в дом в соседнем квартале...В убежище спуститься не могу, я же инвалид.
Я представил себе этот кошмар, полное одиночество этого замечательного человека, ожидание смерти каждую ночь, взрывы, сирены...
Миша умер не от бомбы. Но прожил он совсем недолго. Видно, врачи все же не справились с гангреной. Через несколько месяцев я прочитал в газете о его смерти...
Его именем назвали международный фестиваль гитары, до сих пор его сборниками пользуются преподаватели в Израиле. Впрочем, почему только в Израиле? Вот уже и в Канаде появились. Сборники и вправду очень хорошие.
В больнице Миша Аппельбаум подготовил свою последнюю книгу, красиво оформленную, с замечательно подобранным репертуаром. Она только вышла к моменту моего прихода, и Миша подарил мне один экземпляр, надписав своим твердым красивым почерком пожелания успеха.
Я очень дорожу этой книгой и никогда никому ее не даю.
fuguebach: (fugue_classic)
Нелегко иммигранту в чужой стране. И все может повториться, если ты снова надумал искать счастья на новом месте. Все чаще вспоминается: Израиль 1990 года, желтая раскаленная Беэр-Шева, осатаневшее солнце прибивает тебя к замусоренной безжизненной земле, а ты не знаешь, с чего начать, кого искать, и есть ли вообще какие-то шансы
Ты только что прибыл из города, где родился и вырос, где знал каждого, кто хоть каким-то боком соприкасался с твоим делом, ты, наконец, не задумываясь мог выразить любую мысль на родном языке.
И тут все исчезает. Вместо понятных слов ты слышишь вокруг себя какой-то дикий набор гортанных и шипящих звуков, тебе кажется, что в этой стране никто в жизни не видел классической гитары, да и вообще не слышал нормальной музыки, само окружение стремится загнать тебя в депрессию, обезводить, лишить всякой надежды. Ты проходишь снова и снова мимо городской консерватории, единственной нормальной музыкальной школы, и не можешь заставить себя туда войти. Что я скажу? На каком языке?
Неожиданная помощь приходит от одного доброго знакомого, единственного старожила, которому есть до нас дело:
-У меня есть приятельница пианистка, очаровательная женщина, с мужем владеет музыкальным магазином, а при нем школа. Она из Баку, по русски говорит прекрасно.
И вот я разыскиваю этот магазин с романтическим именем "Концертино".
Я обошел по карте все сколько-нибудь респектабельные улицы, но пока ничего не обнаружил.
Вот, наконец, та улица, что я ищу: "Мордей а-гетаот" - "Повстанцев гетто", застроенная одноэтажными лабазами и сараями. Замечаю искомую вывеску. Там и вправду музыкальные инструменты, в диком беспорядке, запыленные, но какие! Выходцу из совка 90-го года это все казалось чудом: сваленные без дела синтезаторы "ямаха", "корг", "кавай", фирменные электрогитары, ударные установки! И все это в убогом магазинчике посреди желтого забытого богом городка на краю земли. Никто не суетится, не встает в очередь, и вообще - просто никого. Скучающий хозяин беседует с посетителем, то ли клиентом, то ли просто соседом по бизнесу. Тот почесывает толстое волосатое брюхо, нависающее из-под растянутой футболки на опасно приспущенные трусы... Лена, хозяйка, меня поджидает:
- Будем на "ты"? В иврите нет "Вы", а я уж отвыкла... Ну пошли, посмотришь нашу школу.
Мы проходим через какую-то подозрительную заднюю дверь по темному коридору и оказываемся в полуподвальном помещении, напоминающем склад...Там сидит десяток детей с гитарами напротив засаленного толстого учителя и дружно наигрывает какие-то заунывные мелодии на одной струне.
- Готовимся к концерту! - гордо заявляет Лена
На мой вопрос, всегда ли дети занимаются такой толпой, она отвечает
-Мы же частная школа! Это в консерватории могут позволить себе индивидуальные уроки!
Толстяк сует мне в руки гитару и показывает в ноты. Похоже, хочет, чтобы я это проиграл...непонятно только зачем? Ноты на уровне 1-2 класса. Я играю, он перелистывает несколько страниц, там пьесы чуть сложнее...Наконец, последняя страница. Смотрит на меня, наверное, это для него высший пилотаж...Мне смешно. Но я продолжаю делать серьезно-заинтересованную физиономию. Напоследок играю для смеха кусочек из какой-то классической сонаты. У профессора был совершенно убитый вид. Наверное, не стоило этого делать при детях
- Ну что ж, - говорит мне Лена уже в коридоре, - как выучишь иврит, приходи
Я же думаю, смогу ли я заставить себя когда-нибудь так работать? Что-то сомнительно
Тут я замечаю в углу что-то совершенно невероятное, омерзительное, но такое знакомое... Прямо в мою сторону двигался чудовищных размеров - наверное, с огурец! - но самый настоящий, мерзкий, с гигантскими усами - таракан!
Я в ужасе застыл. Но на хозяйку чудище, похоже, не произвело никакого впечатления. Ловким ударом модного каблука она припечатывает его к полу
- В этом году они что-то рано появились, - замечает она небрежно.

(продолжение)

Кабак

Jun. 25th, 2005 01:40 pm
fuguebach: (Default)
-Пошли в кабак!- сказал Вова.
Когда-то надо сделать этот решительный шаг.
Все студенты уже побывали в ресторане. Из 40 рублей стипендии каждому уважающему себя студенту десятку полагалось пропить в кабаке. Остальное (включая родительские денежки)- спускалось за 3 недели. Последние дни до стипендии по коридорам общежитий и института рыскали тут и там тощие юнцы с голодно блестящими из под очков глазами в надежде стрельнуть рублик, талон в столовую или хотя бы нарваться на остатки пищи в какой-нибудь комнате.
Но кабак- это святое!
Матерые гуляки посвящали нас, сосунков, в тайны жизни, одной из которой было это таинственное место, где ты вдруг становишься "хозяином", требуя то или иное блюдо, где играет настоящий оркестр, а главное- где "снимают телку", мы знали, что это происходит именно там, в кабаке, они, эти загадочные "телки", приходят все туда и ждут, согласные на все. А еще там были замужние женщины, которые сами "снимали" молодых мальчиков. Именно то, что нам и требовалось.
Сколько можно было, облизываясь, слушать все эти рассказы про вчерашние похождения, как все "классно нажрались", а потом сняли телок и пошли на квартиру к N.(родители были на даче), устроили там оргию? Женщины после невероятного количества оргазмов плакали при расставании, смеялись спецы. Что им слезы каких-то телок? В следующий выходной- опять кабак, новые встречи, незабываемые ночи...
"Я налил ей стакан водки и выпроводил за дверь", -зевая, заканчивал он свой рассказ,-"Можно, конечно, было и до троллейбуса, но одеваться лень было, а спать так хотелось, конечно, 10 раз подряд за ночь..."
Пора, пора, решили мы. Пришло время приобщиться. Последняя сессия сдана- каникулы, по 15 рублей со стипендии отложены. Ресторан, достойный нашего внимания, выбран- это, конечно же, "Уральские пельмени", на него ссылались все рассказчики. Неясным оставалось, что с квартирой. Наши родители никуда уезжать не собирались...Впрочем, мы не сильно с Вовой задавались этим вопросом. Конечно же взрослые опытные женщины не обойдут вниманием двух столь симпатичных молодых людей и непременно пригласят нас к себе (муж,разумеется, в командировке), где всю ночь будут обучать премудростям любви...
Решили позвать Владика. Будем все делать как он.
С дрожащими коленками (к Владику это, впрочем, не относилось)поднимаемся по ступеням "Уральских пельменей". Вот он, торжественный момент!
У дверей ресторана дежурит изрядная толпа. Мест не было. Ну что ж, вздохнули мы, не "Пельмени", так хотя бы "Центральное", кафе при ресторане, не тот шик, конечно, но и там был оркестр, пельмени, телки...это заведение тоже нередко фигурировало в рассказах матерых. Увы, зал был зарезервирован под какое-то мероприятие...В ближайший час мы обошли все достойные внимания заведения и никуда не попали. Пришлось снизойти и до недостойных. Мы уже устали от кружения по душным улицам и согласны были на что угодно...Но и мелкие заведения были полны гуляющими и веселящимися людьми. С раскрасневшимися лицами, повесив пиджаки на спинки стульев, они выпивали, закусывали, танцевали, снимали телок...Только нам не было места на этом празднике жизни.
Наконец мы попали в одно маленькое кафе под названием "Вечернее". Зал был крошечный и прокуренный, и там было еще душнее, чем на улице.
Хотелось есть, пить, наконец, явилась официантка с меню. Посмотрев на наши юные физиономии, она прижала к груди меню, не раскрывая, пробурчала: "Так, у нас есть только эскалоп, будете заказывать?" Мы поспешно закивали. Отправляться на новые поиски сил уже не было. "Что будете пить? Есть водка и коньяк"
Мы заказали графин водки. Гулять так гулять!
Пока готовится заказ, можно, наконец, передохнуть и осмотреться. Да, это совсем не та публика, на которую мы расчитывали...Где золотая молодежь, где студенты, ухарски пропивающие стипендию? Какие-то унылые мужики, явно командировочные, за соседним столиком стаканами глотали водку две мрачные девицы. В нашу сторону они не смотрели.
Наконец подано. Мы налили по рюмке...Фу, водка оказалось тошнотворно теплой! Пить такое невозможно, и мы с Вовой отставили полные рюмки в сторону.
Владику же все было нипочем. Опрокинув полграфина, он пригласил танцевать одну из сердитых девиц...С выражением полного безразличия она поднялась со своего места. Ее подружка тут же налила себе новый стакан. Эскалоп был съеден, от теплой водки воротило, становилось все скучней и скучней...Владик заглотал остатки графина, его красотка, похоже, тоже была в невменяемом состоянии...Повиснув друг на друге, они топтались посреди зала...От скуки я решил было познакомиться с ее подружкой, но сразу передумал. На нас, Владика и другую девицу она бросала ненавидящие взгляды...Снимать ни меня, ни Вову она явно не собиралась...
Мы вышли на улицу. Было душно, серо, тоскливо. Эскалоп камнем переворачивался в желудке. Меня преследовал чудовищный запах теплой водки. Мимо проходили размалеванные девицы, оставляя за собой тяжелый шлейф смеси духов и пота. Никакого желания и даже интереса они не вызывали. В окне заведения мы видели в стельку пьяных Владика с подружкой. Совершенно очевидно, что и ему и ей безумно скучно, но они закончат этот вечер в одной постели, а на утро разбегутся, содрогаясь от отвращения друг к другу...

Кабак

Jun. 25th, 2005 01:40 pm
fuguebach: (Default)
-Пошли в кабак!- сказал Вова.
Когда-то надо сделать этот решительный шаг.
Все студенты уже побывали в ресторане. Из 40 рублей стипендии каждому уважающему себя студенту десятку полагалось пропить в кабаке. Остальное (включая родительские денежки)- спускалось за 3 недели. Последние дни до стипендии по коридорам общежитий и института рыскали тут и там тощие юнцы с голодно блестящими из под очков глазами в надежде стрельнуть рублик, талон в столовую или хотя бы нарваться на остатки пищи в какой-нибудь комнате.
Но кабак- это святое!
Матерые гуляки посвящали нас, сосунков, в тайны жизни, одной из которой было это таинственное место, где ты вдруг становишься "хозяином", требуя то или иное блюдо, где играет настоящий оркестр, а главное- где "снимают телку", мы знали, что это происходит именно там, в кабаке, они, эти загадочные "телки", приходят все туда и ждут, согласные на все. А еще там были замужние женщины, которые сами "снимали" молодых мальчиков. Именно то, что нам и требовалось.
Сколько можно было, облизываясь, слушать все эти рассказы про вчерашние похождения, как все "классно нажрались", а потом сняли телок и пошли на квартиру к N.(родители были на даче), устроили там оргию? Женщины после невероятного количества оргазмов плакали при расставании, смеялись спецы. Что им слезы каких-то телок? В следующий выходной- опять кабак, новые встречи, незабываемые ночи...
"Я налил ей стакан водки и выпроводил за дверь", -зевая, заканчивал он свой рассказ,-"Можно, конечно, было и до троллейбуса, но одеваться лень было, а спать так хотелось, конечно, 10 раз подряд за ночь..."
Пора, пора, решили мы. Пришло время приобщиться. Последняя сессия сдана- каникулы, по 15 рублей со стипендии отложены. Ресторан, достойный нашего внимания, выбран- это, конечно же, "Уральские пельмени", на него ссылались все рассказчики. Неясным оставалось, что с квартирой. Наши родители никуда уезжать не собирались...Впрочем, мы не сильно с Вовой задавались этим вопросом. Конечно же взрослые опытные женщины не обойдут вниманием двух столь симпатичных молодых людей и непременно пригласят нас к себе (муж,разумеется, в командировке), где всю ночь будут обучать премудростям любви...
Решили позвать Владика. Будем все делать как он.
С дрожащими коленками (к Владику это, впрочем, не относилось)поднимаемся по ступеням "Уральских пельменей". Вот он, торжественный момент!
У дверей ресторана дежурит изрядная толпа. Мест не было. Ну что ж, вздохнули мы, не "Пельмени", так хотя бы "Центральное", кафе при ресторане, не тот шик, конечно, но и там был оркестр, пельмени, телки...это заведение тоже нередко фигурировало в рассказах матерых. Увы, зал был зарезервирован под какое-то мероприятие...В ближайший час мы обошли все достойные внимания заведения и никуда не попали. Пришлось снизойти и до недостойных. Мы уже устали от кружения по душным улицам и согласны были на что угодно...Но и мелкие заведения были полны гуляющими и веселящимися людьми. С раскрасневшимися лицами, повесив пиджаки на спинки стульев, они выпивали, закусывали, танцевали, снимали телок...Только нам не было места на этом празднике жизни.
Наконец мы попали в одно маленькое кафе под названием "Вечернее". Зал был крошечный и прокуренный, и там было еще душнее, чем на улице.
Хотелось есть, пить, наконец, явилась официантка с меню. Посмотрев на наши юные физиономии, она прижала к груди меню, не раскрывая, пробурчала: "Так, у нас есть только эскалоп, будете заказывать?" Мы поспешно закивали. Отправляться на новые поиски сил уже не было. "Что будете пить? Есть водка и коньяк"
Мы заказали графин водки. Гулять так гулять!
Пока готовится заказ, можно, наконец, передохнуть и осмотреться. Да, это совсем не та публика, на которую мы расчитывали...Где золотая молодежь, где студенты, ухарски пропивающие стипендию? Какие-то унылые мужики, явно командировочные, за соседним столиком стаканами глотали водку две мрачные девицы. В нашу сторону они не смотрели.
Наконец подано. Мы налили по рюмке...Фу, водка оказалось тошнотворно теплой! Пить такое невозможно, и мы с Вовой отставили полные рюмки в сторону.
Владику же все было нипочем. Опрокинув полграфина, он пригласил танцевать одну из сердитых девиц...С выражением полного безразличия она поднялась со своего места. Ее подружка тут же налила себе новый стакан. Эскалоп был съеден, от теплой водки воротило, становилось все скучней и скучней...Владик заглотал остатки графина, его красотка, похоже, тоже была в невменяемом состоянии...Повиснув друг на друге, они топтались посреди зала...От скуки я решил было познакомиться с ее подружкой, но сразу передумал. На нас, Владика и другую девицу она бросала ненавидящие взгляды...Снимать ни меня, ни Вову она явно не собиралась...
Мы вышли на улицу. Было душно, серо, тоскливо. Эскалоп камнем переворачивался в желудке. Меня преследовал чудовищный запах теплой водки. Мимо проходили размалеванные девицы, оставляя за собой тяжелый шлейф смеси духов и пота. Никакого желания и даже интереса они не вызывали. В окне заведения мы видели в стельку пьяных Владика с подружкой. Совершенно очевидно, что и ему и ей безумно скучно, но они закончат этот вечер в одной постели, а на утро разбегутся, содрогаясь от отвращения друг к другу...
fuguebach: (Default)
Как это чудесно, что вначале все они попадают в мои руки.
С легкой грустью я верну ее законному владельцу. Знаю: она так же будет вздыхать, вспоминая мои руки, я же надолго запомню ладонями изящный изгиб ее талии, стройную шейку, ее теплый и нежный голос.
Конечно законные владельцы ревнуют, им хочется поскорей увести эти чудесные творения с собой, но они прекрасно понимают: только я смогу разбудить их любимых, только я сумею открыть их чувственную прелесть.
Не понимают эти глупые ревнивцы, как я им завидую. Для меня это давно пройденный этап- ничего уже не ново, все пережито, все изведано...
А тут...хоть на короткий миг почувствовать себя на их месте, снова и снова побыть молодоженом!
Как я понимаю старых сеньоров с их правом первой ночи!
Я, я первый снимаю с нее покровы, я трогаю ее, такую нетронутую и гладкую, я обоняю непередаваемый аромат самых интимных мест...запускаю нос прямо в отверстие. Какой чудесный коктейль: запах свежего клея и дерева!
Сдерживаться больше не могу- и я нежно оттягиваю струну, она отзывается застенчиво-призывно, и тогда начинается игра, наша с ней игра, мы все больше входим в эстаз...еще...еще...и...ох как это было хорошо. Она благодарно вздыхает, я глажу ее по струнам и возвращаю в футляр. Завтра придет ее господин, возможно мы еще встретимся украдкой, и не раз. Но эта ночь, когда мы принадлежали только друг другу, останется нашей тайной...
fuguebach: (Default)
Как это чудесно, что вначале все они попадают в мои руки.
С легкой грустью я верну ее законному владельцу. Знаю: она так же будет вздыхать, вспоминая мои руки, я же надолго запомню ладонями изящный изгиб ее талии, стройную шейку, ее теплый и нежный голос.
Конечно законные владельцы ревнуют, им хочется поскорей увести эти чудесные творения с собой, но они прекрасно понимают: только я смогу разбудить их любимых, только я сумею открыть их чувственную прелесть.
Не понимают эти глупые ревнивцы, как я им завидую. Для меня это давно пройденный этап- ничего уже не ново, все пережито, все изведано...
А тут...хоть на короткий миг почувствовать себя на их месте, снова и снова побыть молодоженом!
Как я понимаю старых сеньоров с их правом первой ночи!
Я, я первый снимаю с нее покровы, я трогаю ее, такую нетронутую и гладкую, я обоняю непередаваемый аромат самых интимных мест...запускаю нос прямо в отверстие. Какой чудесный коктейль: запах свежего клея и дерева!
Сдерживаться больше не могу- и я нежно оттягиваю струну, она отзывается застенчиво-призывно, и тогда начинается игра, наша с ней игра, мы все больше входим в эстаз...еще...еще...и...ох как это было хорошо. Она благодарно вздыхает, я глажу ее по струнам и возвращаю в футляр. Завтра придет ее господин, возможно мы еще встретимся украдкой, и не раз. Но эта ночь, когда мы принадлежали только друг другу, останется нашей тайной...

Profile

fuguebach: (Default)
fuguebach

March 2017

S M T W T F S
   1234
56789 1011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 17th, 2017 05:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios