fuguebach: (fugue_classic)
Я вернулся в Израиль.
Повидал мир, пожил совершенно другой жизнью на другом континенте, говорил на двух ранее почти неизвестных языках - и вернулся.
Сейчас это хлопотно, менять страну обитания, но только и всего.
Весь мир стал домом.
Летом я обязательно поеду в Монреаль, потому что буду скучать по этому замечательному городу, ну и, конечно же, по близким мне людям и добрым друзьям.
И так, скорее всего, буду ездить часто.
Когда-нибудь, возможно, мне снова захочется там пожить. Почему бы и нет?
А потом снова захочется вернуться домой.

А ведь когда-то, давно, был самый первый раз. В 90-м году.
Кто не помнит этого времени - не поймет.
Когда вдруг ворота открылись, и появилась возможность поехать в другой мир.
Мало того, уехать в страну, про которую нельзя было до того услышать ни слова правды. Ну совсем как сейчас в европейских или квебекских СМИ.
Мы с замиранием ловили на старенькую "Спидолу" вражеский голос...
Слышали странные и такие манящие названия городов: Рамат-Ган, Петах-Тиква, и совсем знакомые - Иерусалим, Назарет...
Потом шел прогноз погоды: в Иерусалиме холодно: +15, в Тель-Авиве 19, под Беэр-Шевой грозы.
За окном выла пурга, минус 25.
Было страшно. Ехать в никуда, с маленьким ребенком, когда сами еще почти дети.
И тут нам дали телефон человека в Израиле. Он сам был с Урала, мало того, из Челябинска!
Звали его Илья Войтовецкий.
Я долго набирался наглости, потом набрал номер.
Голос звучал совсем рядом, будто не было границ и расстояний.
"Приезжайте!" - кричал мне голос, - "я вас встречу! Беэр-Шева - замечательный город, тут есть университет, сможете учиться. И работа найдется!"
И сомнений не осталось. Только Беэр-Шева!
И встретил, накормил обедом, помог найти квартиру
Я уже раз упоминал Илью, правда, не называя имени, это он тогда познакомил меня с пианисткой Леной из "Концертино".
И действительно помогал, и даже не знаю, как бы все повернулось без него.
Тогда он еще работал инженером на Мертвом Море, но неуемная душа носила его по всему свету, он писал стихи и романы, редактирвал журналы.
Еще Илья очень любил женщин, и они к нему тоже были неравнодушны.
Потом мы как-то потеряли связь. Хлопоты, учеба, работа, дети.
А встретил его как-то в автобусе, во время очередного посещения Израиля из Канады. Я рассказывал ему про нашу жизнь, он кивал, но было видно, что голова его занята совсем другими заботами.


И вот я снова здесь.
Разумеется, вспоминал Войтовецкого.
"Хорошо бы повидать Илью. Он был бы рад"

И вдруг увидел некролог.


Помню, мы посмеивались над восторженным оптимизмом Ильи, как и всех прочих "ватюков".
А ведь когда мы приехали, израильский стаж старожилов ("ватик" на иврите), над которыми мы смеялись тогда, был куда меньше нашего
нынешнего.
И сейчас, замечая что-то новое, построенное в Беэр-Шеве в мое отсутствие, вдруг слышу: "ну что ты как ватюк! Ай-ай-ай, какой домик, ай какой садик!"
Увы, все мы становимся сентиментальными на этой земле через какое-то время.
Когда-то Илья Войтовецкий встречал нас своей восторженной любовью к этой стране.
И невольно подарил кусочек себя самого.

Светлая память...



fuguebach: (Default)
Зачем студентам технических Вузов военная кафедра?
Я слышал самые разные версии, но все они неправильные.
Военную кафедру придумали исключительно для развлечения присохших к наукам будущих инженеров.

Воплощение идеи имело столь грандиозный успех, что многие технари, побросав ненужные дипломы, обратились к искусствам: заиграли на музыкальных инструментах, запели, начали снимать  фильмы, стали юмористами или цирковыми артистами.

Наконец, самые выдающиеся остались служить на кафедре.

Попасть туда было совсем непросто - далеко не все обладали необходимыми данными.

Во-первых, надо носить совершенно невозможное анекдотическое имя.

У нас на кафедре служили: Вензель, Бубело, Довгань, Мохнач, Левант а также полковник Зельднер Рафаэль Львович - и это всего лишь неполный список.
Но порой даже совсем простая фамилия, такая как Федько, произносимая всеми с ударением на первый слог, вызывала приступ неукротимого смеха.

Следующим условием конкурса была, без сомнения, незаурядная клоунская внешность.
Некоторые офицеры, такие как Бубело и Довгань, представляли собой  грушевидную форму, сужающуюся к плечам и расширяющуюся в районе таза. Обычно такую фигуру имеют женщины, именуемые в народе "царь-жопами". Если кто видел мультфильм "Паровозик из Ромашкова", тамошние мужские персонажи именно такой фигурой и обладают.

Другая форма, не менее популярная на кафедре,- шарообразная. Она сопровождается, как правило, круглой красной физиономией и зычным сиренообразным голосом. Такой классической фигурой обладал, например, подполковник Федько. Незабываемое зрелище на уроках химической защиты - Федько надувается как воздушный шар, рожа его краснеет еще больше, раздается чудовищный рев: "Ххххазыыыыы!!!" И мы все, давясь от смеха, натягиваем маски...
Полковник Полищук был, конечно, только слабой пародией на бравого Федьку и артистической карьеры, я думаю, не сделал. Единственным его коронным номером была фраза "Улицы и площадЯ", а больше ничем и не прославился...

Следующий типаж - живчик. Худой, невысокого роста. Никогда не дослуживался до звания выше майора. Обычно носил простую героическую русскую фамилию как Комаров или Чернов, но среди них затесался каким-то образом и майор Левант.
Их роль в спектакле определяется одним простым словом - распиздяй.
Обладали хмурой с перепоя рожей или веселой, если уже опохмелился, бегающими в томлении красными глазами и манерой незаметно подкрадываться сзади.

И последний тип - громовержец. Офицеры звания полковник и выше. Общение с ними происходило издалека, нам разрешалось только чуть-чуть полюбоваться на них...но впечатление это было незабываемым. Так я видел однажды настоящего генерала! Кажется, это был начальник кафедры, но он был самым что ни на есть опереточным пугалом.
Достаточно было увидеть его буденовские усы, красную веселую морду, шинель со сверкающими погонами - генерал да и только!

С громовержцами рангом пониже нам приходилось сталкиваться поближе.

Мне иногда казалось, что полковник Зельднер (Рафаэль Львович) был продвинут по службе и послан на кафедру исключительно в доказательство: таких идиотов вы больше ни в одной нации не найдете. И справлялся он с этим блестяще.
Но был он орел! Грудь колесом, красавец писаный, взор лучистый...
Впечатлял! ...пока не открывал рот.
Его перлы вошли в золотые анналы кафедры.
"Эй вы трое оба сюда"
"Вы студенты или где?"
И философское:
"Трамваи ходят только вперед"
Читал он у нас какие-то лекции, не помню какие и про что, потому что через пять минут голова у меня начинала падать, все вокруг тоже засыпали. Похоже, и сам товарищ полковник задремывал, судя по длительным паузам. Затем он вздрагивал, подносил к глазам конспект, куда он понавыдергивал из учебника каких-то бессмысленных предложений, и внезапно выкрикивал очередную фразу. Голос его становился все тише, по классу снова слышалось сонное сопение...
Пауза...и новый выкрик.

Майора Бубело я очень любил. Не знаю отчего, но он ко мне тоже был на редкость расположен...
Вот это талант! Виртуоз-матерщинник, мастер! Увы, воспроизвести образцы его гениальных  пассажей я не в состоянии, до того было неповторимо каждый раз. Все это с мягкими, почти нежными украинскими интонациями. Если Бубело начинал делать комментарии по поводу кого-нибудь из студентов, от того мокрого места не оставалось...Все лежали под столом. Обижаться на Бубелу просто было невозможно. Коллегам по кафедре от него тоже доставалось. Он, по-моему, вообще никого не боялся.

Самый знаменитый персонаж на кафедре - Довгань.
Еще будучи школьником слышал многочисленные анекдоты "про Довганя", популярны они были не меньше чапаевских. Правда, многие были переделаны из тех же чапаевских, чебурашковских и прочих всенародных. Все сводилось к уникальному идиотизму тогда еще капитана Довганя. Вот один:
"Вопрос: почему капитан Довгань не ест соленых огурцов?
Ответ: у него голова в банку не пролазит"
И вот майор Довгань у меня перед глазами. Он и вправду деревенский дурачок, но персонаж скорее положительный.
Мы стоим строем перед практическими занятиями по огневой подготовке. Не помню чем провинились, но майор жутко злой, кричит на нас и грозится не допустить на стрельбы. Пострелять очень хочется.
Тут один наглец в нарушение всех правил: "Товарищ майор, а правда, что вы вчера вот такую щуку поймали?"
И Довгань расцветает. Следующие полчаса мы слышим рыбацкие истории, затем подобревший майор пускает нас к пулеметам.
Я понимаю - анекдоты про Довганя появились не на пустом месте.

Афганский ветеран Чернов развлекал всех рассказами, как чудом остался жив благодаря своему распиздяйству.
То он не выполнил команду сидеть по-походному, наполовину высунувшись из люка (валялся  с похмелья), отчего остался жив, остальных командиров постреляли, то выскочил из танка по малой нужде, когда того накрыло ракетой... Увы, сермяжная правда жизни.

Юный старший лейтенант Комаров был душка. Рубаха-парень, со студентами за панибрата. Еще бы! Мы закончим кафедру лейтенантами, а он старлей, почти как мы.
Где-то накануне заключительных сборов ему пожаловали капитана.
Его осанка сразу изменилась. Грудь вздыбилась, нос задрался.
Его назначили ротным на сборах.
Студенты по поручению командира собирали грибы в лесу, затем отвозили полные мешки домой супруге молодого капитана.
Комаров расхаживал перед строем студентов и влеплял наряды.
Через пару лет я встретил его в чине майора возле какого-то ресторана. Его фигура раздулась. Морда была красная, опухшая и гадливая.
Говорили, подлее офицера на кафедре нет.

Майор Левант любил показать свою власть. Так его никто и не замечал, а на сборах, где он руководил вождением, он, наконец, получил бразды... Полетели головы. Но - майор суров, но справедлив.
Серега вернулся с дежурства по кухне. Практика по вождению уже закончилась... Есть еще пара опоздавших. Майор довольным голосом: "Все, практика закончилась!"
Серега плаксивым голосом: "Товарищ майор, я так хотел поводить танк, бежал с дежурства со всех ног..."
Майор обнимает Серегу за плечи: "Пошли!"
- А мы? - кричат вслед прочие опоздавшие, - почему только он?
- Это мой друг, - веско отвечает Левант, прищурившись.

Я веду танк. Мне положено сидеть, наполовину высунувшись из люка. Это зря, потому что на улице проливной дождь, заливает очки, и я ничего не вижу. В башне сидит инструктор - маленький татарин, он что-то кричит мне в микрофон, я ничего не понимаю.
Танк куда-то несется, может, по трассе, а может и нет.
В конце надо проехать между столбами. Вдруг в наушниках раздается дикий визг. На всякий случай торможу. Выхожу, протираю очки. Вижу борозду и сбитые столбы.

Впереди - полтора месяца настоящей службы, с нарядами, строевой, огневой подготовкой, скучными занятиями. Неохота. Вижу объявление: "Студенты, играющие на духовых инструментах, обратиться к майору Бубела"
Если бы это не Бубела, я бы, пожалуй, и не рискнул... А так, будучи на практике на ТЭЦ, скучая среди котлов и генераторов, я научился пиликать на маленькой дудочке - блок-флейте. Среди шума мне удавалось извлекать исключительно громкие визгливые звуки.
Бубело хитро на меня посмотрел и, хихикая, записал как флейтиста...

Сборы начались, меня вызывают. Тут же еще пара авантюристов. Один как-то давно играл на баритоне, другой - на басе. Что с этим делать - не знаем. Каждый с трудом представляет, где какая нота.
И мы бы, наверное, пропали, если бы не появился еще один - этот играл на валторне несколько лет в оркестре. Рассаживаемся на травке, он вспоминает игранные когда-то марши, расписывает их на ноты. Схема аранжировок проста: бас с баритоном ведут ритм и гармонию, строя мелодические интервалы : ум-ца, ум-ца, ум-ца-ца...В паузы визгливо вклиниваюсь я, достраивая верхнюю ноту аккорда: туту-ту-ту-тууууууууууу, туту-ту-ту-тууууууууууу...Наш спаситель выводит мелодию на своей валторне...Через некоторое время у нас появился барабанщик, репетировать ему было нечего, так что он успевал сбегать куда-то поддать...Один раз мы не смогли разбудить его перед смотром. Бубело рассвирипел и взял нового барабанщика.
Теперь каждая утренняя поверка проходила под музыку нашего оркестрика.

Заключительный экзамен. Подготовиться к нему - просто нереально, туда входит все, что проходили за четыре года: техобслуживание и эксплуатация, устав, средства защиты, огневая подготовка...
Что делать? Наш бывалый морячок-староста шепчется о чем-то с Комаровым. Потом подходит к нам: "С каждого по червонцу. Покупаем водки на всю сумму. Экзамен пройдет быстро и безболезненно".
Две огромные сумки переданы Комарову. Он волочет их в лабораторию майора Вензеля - тихого алкоголика с печальными глазами.
Мы сдаем экзамены. Бегаем из кабинета в кабинет. Я несу какую-то чушь. Кто-то смотрит на меня дикими глазами, кто-то смеется...Уффф...
Последний закончил...К нам выходит Полищук, сует не глядя зачетки и торопится в лабораторию Вензеля. Оттуда уже призывно машет рукой майор Чернов. Из кабинетов спешат в приподнятом настроении Бубела, Довгань, Левант, Федько,  Мохнач...
Важно шествует товарищ полковник Зельднер Рафаэль Львович.
fuguebach: (Default)
Зачем студентам технических Вузов военная кафедра?
Я слышал самые разные версии, но все они неправильные.
Военную кафедру придумали исключительно для развлечения присохших к наукам будущих инженеров.

Воплощение идеи имело столь грандиозный успех, что многие технари, побросав ненужные дипломы, обратились к искусствам: заиграли на музыкальных инструментах, запели, начали снимать  фильмы, стали юмористами или цирковыми артистами.

Наконец, самые выдающиеся остались служить на кафедре.

Попасть туда было совсем непросто - далеко не все обладали необходимыми данными.

Во-первых, надо носить совершенно невозможное анекдотическое имя.

У нас на кафедре служили: Вензель, Бубело, Довгань, Мохнач, Левант а также полковник Зельднер Рафаэль Львович - и это всего лишь неполный список.
Но порой даже совсем простая фамилия, такая как Федько, произносимая всеми с ударением на первый слог, вызывала приступ неукротимого смеха.

Следующим условием конкурса была, без сомнения, незаурядная клоунская внешность.
Некоторые офицеры, такие как Бубело и Довгань, представляли собой  грушевидную форму, сужающуюся к плечам и расширяющуюся в районе таза. Обычно такую фигуру имеют женщины, именуемые в народе "царь-жопами". Если кто видел мультфильм "Паровозик из Ромашкова", тамошние мужские персонажи именно такой фигурой и обладают.

Другая форма, не менее популярная на кафедре,- шарообразная. Она сопровождается, как правило, круглой красной физиономией и зычным сиренообразным голосом. Такой классической фигурой обладал, например, подполковник Федько. Незабываемое зрелище на уроках химической защиты - Федько надувается как воздушный шар, рожа его краснеет еще больше, раздается чудовищный рев: "Ххххазыыыыы!!!" И мы все, давясь от смеха, натягиваем маски...
Полковник Полищук был, конечно, только слабой пародией на бравого Федьку и артистической карьеры, я думаю, не сделал. Единственным его коронным номером была фраза "Улицы и площадЯ", а больше ничем и не прославился...

Следующий типаж - живчик. Худой, невысокого роста. Никогда не дослуживался до звания выше майора. Обычно носил простую героическую русскую фамилию как Комаров или Чернов, но среди них затесался каким-то образом и майор Левант.
Их роль в спектакле определяется одним простым словом - распиздяй.
Обладали хмурой с перепоя рожей или веселой, если уже опохмелился, бегающими в томлении красными глазами и манерой незаметно подкрадываться сзади.

И последний тип - громовержец. Офицеры звания полковник и выше. Общение с ними происходило издалека, нам разрешалось только чуть-чуть полюбоваться на них...но впечатление это было незабываемым. Так я видел однажды настоящего генерала! Кажется, это был начальник кафедры, но он был самым что ни на есть опереточным пугалом.
Достаточно было увидеть его буденовские усы, красную веселую морду, шинель со сверкающими погонами - генерал да и только!

С громовержцами рангом пониже нам приходилось сталкиваться поближе.

Мне иногда казалось, что полковник Зельднер (Рафаэль Львович) был продвинут по службе и послан на кафедру исключительно в доказательство: таких идиотов вы больше ни в одной нации не найдете. И справлялся он с этим блестяще.
Но был он орел! Грудь колесом, красавец писаный, взор лучистый...
Впечатлял! ...пока не открывал рот.
Его перлы вошли в золотые анналы кафедры.
"Эй вы трое оба сюда"
"Вы студенты или где?"
И философское:
"Трамваи ходят только вперед"
Читал он у нас какие-то лекции, не помню какие и про что, потому что через пять минут голова у меня начинала падать, все вокруг тоже засыпали. Похоже, и сам товарищ полковник задремывал, судя по длительным паузам. Затем он вздрагивал, подносил к глазам конспект, куда он понавыдергивал из учебника каких-то бессмысленных предложений, и внезапно выкрикивал очередную фразу. Голос его становился все тише, по классу снова слышалось сонное сопение...
Пауза...и новый выкрик.

Майора Бубело я очень любил. Не знаю отчего, но он ко мне тоже был на редкость расположен...
Вот это талант! Виртуоз-матерщинник, мастер! Увы, воспроизвести образцы его гениальных  пассажей я не в состоянии, до того было неповторимо каждый раз. Все это с мягкими, почти нежными украинскими интонациями. Если Бубело начинал делать комментарии по поводу кого-нибудь из студентов, от того мокрого места не оставалось...Все лежали под столом. Обижаться на Бубелу просто было невозможно. Коллегам по кафедре от него тоже доставалось. Он, по-моему, вообще никого не боялся.

Самый знаменитый персонаж на кафедре - Довгань.
Еще будучи школьником слышал многочисленные анекдоты "про Довганя", популярны они были не меньше чапаевских. Правда, многие были переделаны из тех же чапаевских, чебурашковских и прочих всенародных. Все сводилось к уникальному идиотизму тогда еще капитана Довганя. Вот один:
"Вопрос: почему капитан Довгань не ест соленых огурцов?
Ответ: у него голова в банку не пролазит"
И вот майор Довгань у меня перед глазами. Он и вправду деревенский дурачок, но персонаж скорее положительный.
Мы стоим строем перед практическими занятиями по огневой подготовке. Не помню чем провинились, но майор жутко злой, кричит на нас и грозится не допустить на стрельбы. Пострелять очень хочется.
Тут один наглец в нарушение всех правил: "Товарищ майор, а правда, что вы вчера вот такую щуку поймали?"
И Довгань расцветает. Следующие полчаса мы слышим рыбацкие истории, затем подобревший майор пускает нас к пулеметам.
Я понимаю - анекдоты про Довганя появились не на пустом месте.

Афганский ветеран Чернов развлекал всех рассказами, как чудом остался жив благодаря своему распиздяйству.
То он не выполнил команду сидеть по-походному, наполовину высунувшись из люка (валялся  с похмелья), отчего остался жив, остальных командиров постреляли, то выскочил из танка по малой нужде, когда того накрыло ракетой... Увы, сермяжная правда жизни.

Юный старший лейтенант Комаров был душка. Рубаха-парень, со студентами за панибрата. Еще бы! Мы закончим кафедру лейтенантами, а он старлей, почти как мы.
Где-то накануне заключительных сборов ему пожаловали капитана.
Его осанка сразу изменилась. Грудь вздыбилась, нос задрался.
Его назначили ротным на сборах.
Студенты по поручению командира собирали грибы в лесу, затем отвозили полные мешки домой супруге молодого капитана.
Комаров расхаживал перед строем студентов и влеплял наряды.
Через пару лет я встретил его в чине майора возле какого-то ресторана. Его фигура раздулась. Морда была красная, опухшая и гадливая.
Говорили, подлее офицера на кафедре нет.

Майор Левант любил показать свою власть. Так его никто и не замечал, а на сборах, где он руководил вождением, он, наконец, получил бразды... Полетели головы. Но - майор суров, но справедлив.
Серега вернулся с дежурства по кухне. Практика по вождению уже закончилась... Есть еще пара опоздавших. Майор довольным голосом: "Все, практика закончилась!"
Серега плаксивым голосом: "Товарищ майор, я так хотел поводить танк, бежал с дежурства со всех ног..."
Майор обнимает Серегу за плечи: "Пошли!"
- А мы? - кричат вслед прочие опоздавшие, - почему только он?
- Это мой друг, - веско отвечает Левант, прищурившись.

Я веду танк. Мне положено сидеть, наполовину высунувшись из люка. Это зря, потому что на улице проливной дождь, заливает очки, и я ничего не вижу. В башне сидит инструктор - маленький татарин, он что-то кричит мне в микрофон, я ничего не понимаю.
Танк куда-то несется, может, по трассе, а может и нет.
В конце надо проехать между столбами. Вдруг в наушниках раздается дикий визг. На всякий случай торможу. Выхожу, протираю очки. Вижу борозду и сбитые столбы.

Впереди - полтора месяца настоящей службы, с нарядами, строевой, огневой подготовкой, скучными занятиями. Неохота. Вижу объявление: "Студенты, играющие на духовых инструментах, обратиться к майору Бубела"
Если бы это не Бубела, я бы, пожалуй, и не рискнул... А так, будучи на практике на ТЭЦ, скучая среди котлов и генераторов, я научился пиликать на маленькой дудочке - блок-флейте. Среди шума мне удавалось извлекать исключительно громкие визгливые звуки.
Бубело хитро на меня посмотрел и, хихикая, записал как флейтиста...

Сборы начались, меня вызывают. Тут же еще пара авантюристов. Один как-то давно играл на баритоне, другой - на басе. Что с этим делать - не знаем. Каждый с трудом представляет, где какая нота.
И мы бы, наверное, пропали, если бы не появился еще один - этот играл на валторне несколько лет в оркестре. Рассаживаемся на травке, он вспоминает игранные когда-то марши, расписывает их на ноты. Схема аранжировок проста: бас с баритоном ведут ритм и гармонию, строя мелодические интервалы : ум-ца, ум-ца, ум-ца-ца...В паузы визгливо вклиниваюсь я, достраивая верхнюю ноту аккорда: туту-ту-ту-тууууууууууу, туту-ту-ту-тууууууууууу...Наш спаситель выводит мелодию на своей валторне...Через некоторое время у нас появился барабанщик, репетировать ему было нечего, так что он успевал сбегать куда-то поддать...Один раз мы не смогли разбудить его перед смотром. Бубело рассвирипел и взял нового барабанщика.
Теперь каждая утренняя поверка проходила под музыку нашего оркестрика.

Заключительный экзамен. Подготовиться к нему - просто нереально, туда входит все, что проходили за четыре года: техобслуживание и эксплуатация, устав, средства защиты, огневая подготовка...
Что делать? Наш бывалый морячок-староста шепчется о чем-то с Комаровым. Потом подходит к нам: "С каждого по червонцу. Покупаем водки на всю сумму. Экзамен пройдет быстро и безболезненно".
Две огромные сумки переданы Комарову. Он волочет их в лабораторию майора Вензеля - тихого алкоголика с печальными глазами.
Мы сдаем экзамены. Бегаем из кабинета в кабинет. Я несу какую-то чушь. Кто-то смотрит на меня дикими глазами, кто-то смеется...Уффф...
Последний закончил...К нам выходит Полищук, сует не глядя зачетки и торопится в лабораторию Вензеля. Оттуда уже призывно машет рукой майор Чернов. Из кабинетов спешат в приподнятом настроении Бубела, Довгань, Левант, Федько,  Мохнач...
Важно шествует товарищ полковник Зельднер Рафаэль Львович.
fuguebach: (Default)
Общага стоит неприступным железобетонным бастионом. Уродливее здания я не встречал. Посчитать этажи непросто: трудно разобрать где окна, где стены. Кажется, их все же то ли двенадцать, то ли четырнадцать. Внутрь попасть совсем уж нелегко: если ты не обладатель студенческого билета - шансы нулевые, но и в этом случае в 10 вечера врывается разъяренная комендантша и требует немедленно покинуть вверенное ей помещение. Желающий задержаться вынужден идти на разные трюки: просит выходящих "граждан" расписаться за него, или делает вид, что выходит, расписывается у выхода, а потом как-то проникает внутрь скрытыми закоулками...
Общага изнутри - монстр архитектуры. Чудовищно длинные коридоры с рядами облезлых дверей, лестницы, лифты (то работающие, то нет), переходы с одного крыла в другое, неожиданно запрятавшиеся по углам клубы неясной ориентации, залы непонятного назначения,огнедышащие общие кухни, комнаты отдыха, прачечные. Заблудиться там неискушенному горожанину - раз плюнуть.
Жизнь в общаге скрыта от посторонних глаз, живущие в городе не понимают жизни общаговцев и наоборот.
Многие городские завидуют происходящему здесь и всеми правдами и неправдами стремятся проникнуть в общагу вкусить запретных плодов.
Большинство общаговцев завидуют городским, их цивильной жизни, нормальному питанию и мечтают о городской прописке...

                                    ***

Общага - символ свободы. Для мальчика и девочки, ни разу в жизни не покидавших родительского дома, жители общаги - везунчики, финансово независимые и счастливые. Все это легенды в свете многочисленных трудностей самостоятельного проживания, но мечта о свободе так сильна...
Правда то, что в общаге можно делать запретные вещи, не страшась родительского надзора.
Можно пить водку, тратить деньги, есть всякую дрянь или не есть вообще, не спать и даже, страшно сказать, - заниматься сексом...
Я знаю людей, нашедших в лабиринтах общаги свой смысл жизни, радость и счастье.
Знаю и таких, кто бесславно кончил свои дни, захлебнувшись дешевыми соблазнами общаги...


                                                                                                                      
                                    ***

Пили, пили там водку. Об этом мы знали по рассказам обитателей и гостей, а также по красным глазам Сереги. Серега пить не мог, но не мог и удержаться. Не последнюю роль тут сыграл вездесущий злой гений Игорь, сам нечувствительный к любым количествам зелья и соблазнивший невинного провинциала. Игорь в общаге не проживал, но поспевал всюду. О нем особый рассказ впереди. Я же завидовал гуляющим черной завистью. До этого водку удалось попробовать лишь однажды - в колхозе. Бывалый староста Андрей притащил. Всем досталось грамм по 50. Я же был в ужасе. Отбивался до последнего.
Но - влили. И оказалось совсем даже недурственно! Знакомое с детства ощущение кайфа, полета, мечты...дело в том, что не знавший алкоголя юнец к 17 годам уже стал наркоманом. И все благодаря чудесам родной фармацевтической промышленности. Точнее таинственному препарату под кодовым названием "порошки Звягинцевой", который лишенные такта доктора прямо так и называли - "эфедрин с эуфелином". Порошками меня лечили от астмы, коей не заболеть в Челябинске было сложно...И ,попробовав однажды чудодейственный порошок, я даже начал мечтать об очередном приступе удушья и приходящим вместе с ним кайфом. Но изверги врачи додумались до гнусной трубочки - ингалятора, от которого полета совсем никакого не было...Видимо, с горя астма стала угасать и к описанным временам совсем прошла.
И вот он - тот же самый кайф!
Как же можно было не мечтать попасть в общагу, где водку пьют свободно, без надзора предков? И наконец знаменательный день настал. Очень удачный день для пьянки - 8 марта.
Мы собирались раздавить бутылочку в общаге, а затем отправиться на студенческую вечеринку в оперный театр. Почему именно в оперный театр? Вот уж не знаю...Да и рассказать ничего конкретного про это мероприятие не могу.
Дело в том, что, помню я как расселись мы втроем: я, Серега и Игорек вокруг бутылки в общаге, как Игорек разлил по первому стакану, и мы его опрокинули...Помню, как пытался что-то сыграть на гитаре и даже спеть...а вот дальше уже ничего не помню.
А ощущения вернулись, когда на улице было совсем темно, кто-то заботливо выводил меня под ручку из трамвая, как ни странно, на моей остановке.
"Ну что, дальше-то сам дойдешь?"- спросил незнакомый благодетель.
На следующий день меня спрашивали, зачем я блевал на колонну в театре. И тому подобные истории рассказывали...Впрочем, не исключено, что все это время я благополучно проспал в общаге, пока меня не посадили на трамвай.
У всякого кайфа, оказывается, есть и своя оборотная сторона...

                                       ****

Серега был, в общем, классный парень. С захолустного областного городка, он уже был чемпионом по радиоспорту. Что-то там надо было очень быстро ловить, обмениваться координатами, весь мир у тебя в наушниках, знатоки радиоволны знали способы отразить сигнал от Луны, направляя его в другое полушарие, к адресатам в Австралии и Чили. Комната была завалена радиодетальками, а чердак общаги был оборудован для таких фанатов как Серега. Там они и сидели ночами, соревнуясь.
А пить Серега не мог никак. Как выпьет - все назад. А утром - тяжелое похмелье.
И как назло - по утрам в 8 утра - семинар по физике, вела который садистка-аспирантка. Каждый семинар полагалось решить 2 задачи, а не успел - должок! И все нужно сдать к зачету. Иначе...
Чуть было не вылетел Серега после первого семестра.
И так за пять лет учебы пить не научился.
В конце последнего курса тяжелые раздумья одолевали общаговцев. Кончалась сказочная жизнь в большом городе, приходилось возвращаться в свою глубинку. А не хотелось...
Выход был. И Серега вдруг влюбился в Томочку, с которой проучился совершенно спокойно 4 года в одной группе не замечая.
На свадьбу мы все, разумеется, были приглашены. А накануне вечером, как положено, - мальчишник в общаге. Решили взять пива. Обычная норма - три литра на рыло, благо, туалет, хоть и залит слегка водой, с разбитым унитазом - но рядом. Закуски какой-то раздобыли малосъедобной - на дворе восьмидесятые, Челябинск...
В общем, хорошо сидим. Выпили пиво, и засобирался я домой. А Серега кричит: мало,пошли водку у таксистов брать!
Я ему: "Опомнись, чувак! У тебя ж свадьба завтра!"
Не проняло. Ну я и ушел.
А наутро прихожу к дому невесты к положенному часу. Все ждут жениха - а он подняться не может. Вот уж в ЗАГС пора - под локотки потащили беднягу. А мероприятий в советские времена на свадьбу много задумывалось: вечный огонь, памятник Ленину там, что еще - и не вспомнить. Главное - куда ни прибудем, Серега сразу в кусты несется...И все его дожидаются. Но хуже всего было, когда в ресторан прибыли. Начал черствый народ "горько!" кричать. Только услышал это Серега - и как начал блевать!
На самом деле-то с перепою, а получилось - невесту целовать не желал.
Так и пошло все у них вкривь и вкось, пока не развелись.
А все почему? Не научился пить Серега, хоть и в общаге жил. Не использовал возможностей...

                                                                                                                 ( продолжение следует...)
fuguebach: (Default)
Общага стоит неприступным железобетонным бастионом. Уродливее здания я не встречал. Посчитать этажи непросто: трудно разобрать где окна, где стены. Кажется, их все же то ли двенадцать, то ли четырнадцать. Внутрь попасть совсем уж нелегко: если ты не обладатель студенческого билета - шансы нулевые, но и в этом случае в 10 вечера врывается разъяренная комендантша и требует немедленно покинуть вверенное ей помещение. Желающий задержаться вынужден идти на разные трюки: просит выходящих "граждан" расписаться за него, или делает вид, что выходит, расписывается у выхода, а потом как-то проникает внутрь скрытыми закоулками...
Общага изнутри - монстр архитектуры. Чудовищно длинные коридоры с рядами облезлых дверей, лестницы, лифты (то работающие, то нет), переходы с одного крыла в другое, неожиданно запрятавшиеся по углам клубы неясной ориентации, залы непонятного назначения,огнедышащие общие кухни, комнаты отдыха, прачечные. Заблудиться там неискушенному горожанину - раз плюнуть.
Жизнь в общаге скрыта от посторонних глаз, живущие в городе не понимают жизни общаговцев и наоборот.
Многие городские завидуют происходящему здесь и всеми правдами и неправдами стремятся проникнуть в общагу вкусить запретных плодов.
Большинство общаговцев завидуют городским, их цивильной жизни, нормальному питанию и мечтают о городской прописке...

                                    ***

Общага - символ свободы. Для мальчика и девочки, ни разу в жизни не покидавших родительского дома, жители общаги - везунчики, финансово независимые и счастливые. Все это легенды в свете многочисленных трудностей самостоятельного проживания, но мечта о свободе так сильна...
Правда то, что в общаге можно делать запретные вещи, не страшась родительского надзора.
Можно пить водку, тратить деньги, есть всякую дрянь или не есть вообще, не спать и даже, страшно сказать, - заниматься сексом...
Я знаю людей, нашедших в лабиринтах общаги свой смысл жизни, радость и счастье.
Знаю и таких, кто бесславно кончил свои дни, захлебнувшись дешевыми соблазнами общаги...


                                                                                                                      
                                    ***

Пили, пили там водку. Об этом мы знали по рассказам обитателей и гостей, а также по красным глазам Сереги. Серега пить не мог, но не мог и удержаться. Не последнюю роль тут сыграл вездесущий злой гений Игорь, сам нечувствительный к любым количествам зелья и соблазнивший невинного провинциала. Игорь в общаге не проживал, но поспевал всюду. О нем особый рассказ впереди. Я же завидовал гуляющим черной завистью. До этого водку удалось попробовать лишь однажды - в колхозе. Бывалый староста Андрей притащил. Всем досталось грамм по 50. Я же был в ужасе. Отбивался до последнего.
Но - влили. И оказалось совсем даже недурственно! Знакомое с детства ощущение кайфа, полета, мечты...дело в том, что не знавший алкоголя юнец к 17 годам уже стал наркоманом. И все благодаря чудесам родной фармацевтической промышленности. Точнее таинственному препарату под кодовым названием "порошки Звягинцевой", который лишенные такта доктора прямо так и называли - "эфедрин с эуфелином". Порошками меня лечили от астмы, коей не заболеть в Челябинске было сложно...И ,попробовав однажды чудодейственный порошок, я даже начал мечтать об очередном приступе удушья и приходящим вместе с ним кайфом. Но изверги врачи додумались до гнусной трубочки - ингалятора, от которого полета совсем никакого не было...Видимо, с горя астма стала угасать и к описанным временам совсем прошла.
И вот он - тот же самый кайф!
Как же можно было не мечтать попасть в общагу, где водку пьют свободно, без надзора предков? И наконец знаменательный день настал. Очень удачный день для пьянки - 8 марта.
Мы собирались раздавить бутылочку в общаге, а затем отправиться на студенческую вечеринку в оперный театр. Почему именно в оперный театр? Вот уж не знаю...Да и рассказать ничего конкретного про это мероприятие не могу.
Дело в том, что, помню я как расселись мы втроем: я, Серега и Игорек вокруг бутылки в общаге, как Игорек разлил по первому стакану, и мы его опрокинули...Помню, как пытался что-то сыграть на гитаре и даже спеть...а вот дальше уже ничего не помню.
А ощущения вернулись, когда на улице было совсем темно, кто-то заботливо выводил меня под ручку из трамвая, как ни странно, на моей остановке.
"Ну что, дальше-то сам дойдешь?"- спросил незнакомый благодетель.
На следующий день меня спрашивали, зачем я блевал на колонну в театре. И тому подобные истории рассказывали...Впрочем, не исключено, что все это время я благополучно проспал в общаге, пока меня не посадили на трамвай.
У всякого кайфа, оказывается, есть и своя оборотная сторона...

                                       ****

Серега был, в общем, классный парень. С захолустного областного городка, он уже был чемпионом по радиоспорту. Что-то там надо было очень быстро ловить, обмениваться координатами, весь мир у тебя в наушниках, знатоки радиоволны знали способы отразить сигнал от Луны, направляя его в другое полушарие, к адресатам в Австралии и Чили. Комната была завалена радиодетальками, а чердак общаги был оборудован для таких фанатов как Серега. Там они и сидели ночами, соревнуясь.
А пить Серега не мог никак. Как выпьет - все назад. А утром - тяжелое похмелье.
И как назло - по утрам в 8 утра - семинар по физике, вела который садистка-аспирантка. Каждый семинар полагалось решить 2 задачи, а не успел - должок! И все нужно сдать к зачету. Иначе...
Чуть было не вылетел Серега после первого семестра.
И так за пять лет учебы пить не научился.
В конце последнего курса тяжелые раздумья одолевали общаговцев. Кончалась сказочная жизнь в большом городе, приходилось возвращаться в свою глубинку. А не хотелось...
Выход был. И Серега вдруг влюбился в Томочку, с которой проучился совершенно спокойно 4 года в одной группе не замечая.
На свадьбу мы все, разумеется, были приглашены. А накануне вечером, как положено, - мальчишник в общаге. Решили взять пива. Обычная норма - три литра на рыло, благо, туалет, хоть и залит слегка водой, с разбитым унитазом - но рядом. Закуски какой-то раздобыли малосъедобной - на дворе восьмидесятые, Челябинск...
В общем, хорошо сидим. Выпили пиво, и засобирался я домой. А Серега кричит: мало,пошли водку у таксистов брать!
Я ему: "Опомнись, чувак! У тебя ж свадьба завтра!"
Не проняло. Ну я и ушел.
А наутро прихожу к дому невесты к положенному часу. Все ждут жениха - а он подняться не может. Вот уж в ЗАГС пора - под локотки потащили беднягу. А мероприятий в советские времена на свадьбу много задумывалось: вечный огонь, памятник Ленину там, что еще - и не вспомнить. Главное - куда ни прибудем, Серега сразу в кусты несется...И все его дожидаются. Но хуже всего было, когда в ресторан прибыли. Начал черствый народ "горько!" кричать. Только услышал это Серега - и как начал блевать!
На самом деле-то с перепою, а получилось - невесту целовать не желал.
Так и пошло все у них вкривь и вкось, пока не развелись.
А все почему? Не научился пить Серега, хоть и в общаге жил. Не использовал возможностей...

                                                                                                                 ( продолжение следует...)

Кабак

Jun. 25th, 2005 01:40 pm
fuguebach: (Default)
-Пошли в кабак!- сказал Вова.
Когда-то надо сделать этот решительный шаг.
Все студенты уже побывали в ресторане. Из 40 рублей стипендии каждому уважающему себя студенту десятку полагалось пропить в кабаке. Остальное (включая родительские денежки)- спускалось за 3 недели. Последние дни до стипендии по коридорам общежитий и института рыскали тут и там тощие юнцы с голодно блестящими из под очков глазами в надежде стрельнуть рублик, талон в столовую или хотя бы нарваться на остатки пищи в какой-нибудь комнате.
Но кабак- это святое!
Матерые гуляки посвящали нас, сосунков, в тайны жизни, одной из которой было это таинственное место, где ты вдруг становишься "хозяином", требуя то или иное блюдо, где играет настоящий оркестр, а главное- где "снимают телку", мы знали, что это происходит именно там, в кабаке, они, эти загадочные "телки", приходят все туда и ждут, согласные на все. А еще там были замужние женщины, которые сами "снимали" молодых мальчиков. Именно то, что нам и требовалось.
Сколько можно было, облизываясь, слушать все эти рассказы про вчерашние похождения, как все "классно нажрались", а потом сняли телок и пошли на квартиру к N.(родители были на даче), устроили там оргию? Женщины после невероятного количества оргазмов плакали при расставании, смеялись спецы. Что им слезы каких-то телок? В следующий выходной- опять кабак, новые встречи, незабываемые ночи...
"Я налил ей стакан водки и выпроводил за дверь", -зевая, заканчивал он свой рассказ,-"Можно, конечно, было и до троллейбуса, но одеваться лень было, а спать так хотелось, конечно, 10 раз подряд за ночь..."
Пора, пора, решили мы. Пришло время приобщиться. Последняя сессия сдана- каникулы, по 15 рублей со стипендии отложены. Ресторан, достойный нашего внимания, выбран- это, конечно же, "Уральские пельмени", на него ссылались все рассказчики. Неясным оставалось, что с квартирой. Наши родители никуда уезжать не собирались...Впрочем, мы не сильно с Вовой задавались этим вопросом. Конечно же взрослые опытные женщины не обойдут вниманием двух столь симпатичных молодых людей и непременно пригласят нас к себе (муж,разумеется, в командировке), где всю ночь будут обучать премудростям любви...
Решили позвать Владика. Будем все делать как он.
С дрожащими коленками (к Владику это, впрочем, не относилось)поднимаемся по ступеням "Уральских пельменей". Вот он, торжественный момент!
У дверей ресторана дежурит изрядная толпа. Мест не было. Ну что ж, вздохнули мы, не "Пельмени", так хотя бы "Центральное", кафе при ресторане, не тот шик, конечно, но и там был оркестр, пельмени, телки...это заведение тоже нередко фигурировало в рассказах матерых. Увы, зал был зарезервирован под какое-то мероприятие...В ближайший час мы обошли все достойные внимания заведения и никуда не попали. Пришлось снизойти и до недостойных. Мы уже устали от кружения по душным улицам и согласны были на что угодно...Но и мелкие заведения были полны гуляющими и веселящимися людьми. С раскрасневшимися лицами, повесив пиджаки на спинки стульев, они выпивали, закусывали, танцевали, снимали телок...Только нам не было места на этом празднике жизни.
Наконец мы попали в одно маленькое кафе под названием "Вечернее". Зал был крошечный и прокуренный, и там было еще душнее, чем на улице.
Хотелось есть, пить, наконец, явилась официантка с меню. Посмотрев на наши юные физиономии, она прижала к груди меню, не раскрывая, пробурчала: "Так, у нас есть только эскалоп, будете заказывать?" Мы поспешно закивали. Отправляться на новые поиски сил уже не было. "Что будете пить? Есть водка и коньяк"
Мы заказали графин водки. Гулять так гулять!
Пока готовится заказ, можно, наконец, передохнуть и осмотреться. Да, это совсем не та публика, на которую мы расчитывали...Где золотая молодежь, где студенты, ухарски пропивающие стипендию? Какие-то унылые мужики, явно командировочные, за соседним столиком стаканами глотали водку две мрачные девицы. В нашу сторону они не смотрели.
Наконец подано. Мы налили по рюмке...Фу, водка оказалось тошнотворно теплой! Пить такое невозможно, и мы с Вовой отставили полные рюмки в сторону.
Владику же все было нипочем. Опрокинув полграфина, он пригласил танцевать одну из сердитых девиц...С выражением полного безразличия она поднялась со своего места. Ее подружка тут же налила себе новый стакан. Эскалоп был съеден, от теплой водки воротило, становилось все скучней и скучней...Владик заглотал остатки графина, его красотка, похоже, тоже была в невменяемом состоянии...Повиснув друг на друге, они топтались посреди зала...От скуки я решил было познакомиться с ее подружкой, но сразу передумал. На нас, Владика и другую девицу она бросала ненавидящие взгляды...Снимать ни меня, ни Вову она явно не собиралась...
Мы вышли на улицу. Было душно, серо, тоскливо. Эскалоп камнем переворачивался в желудке. Меня преследовал чудовищный запах теплой водки. Мимо проходили размалеванные девицы, оставляя за собой тяжелый шлейф смеси духов и пота. Никакого желания и даже интереса они не вызывали. В окне заведения мы видели в стельку пьяных Владика с подружкой. Совершенно очевидно, что и ему и ей безумно скучно, но они закончат этот вечер в одной постели, а на утро разбегутся, содрогаясь от отвращения друг к другу...

Кабак

Jun. 25th, 2005 01:40 pm
fuguebach: (Default)
-Пошли в кабак!- сказал Вова.
Когда-то надо сделать этот решительный шаг.
Все студенты уже побывали в ресторане. Из 40 рублей стипендии каждому уважающему себя студенту десятку полагалось пропить в кабаке. Остальное (включая родительские денежки)- спускалось за 3 недели. Последние дни до стипендии по коридорам общежитий и института рыскали тут и там тощие юнцы с голодно блестящими из под очков глазами в надежде стрельнуть рублик, талон в столовую или хотя бы нарваться на остатки пищи в какой-нибудь комнате.
Но кабак- это святое!
Матерые гуляки посвящали нас, сосунков, в тайны жизни, одной из которой было это таинственное место, где ты вдруг становишься "хозяином", требуя то или иное блюдо, где играет настоящий оркестр, а главное- где "снимают телку", мы знали, что это происходит именно там, в кабаке, они, эти загадочные "телки", приходят все туда и ждут, согласные на все. А еще там были замужние женщины, которые сами "снимали" молодых мальчиков. Именно то, что нам и требовалось.
Сколько можно было, облизываясь, слушать все эти рассказы про вчерашние похождения, как все "классно нажрались", а потом сняли телок и пошли на квартиру к N.(родители были на даче), устроили там оргию? Женщины после невероятного количества оргазмов плакали при расставании, смеялись спецы. Что им слезы каких-то телок? В следующий выходной- опять кабак, новые встречи, незабываемые ночи...
"Я налил ей стакан водки и выпроводил за дверь", -зевая, заканчивал он свой рассказ,-"Можно, конечно, было и до троллейбуса, но одеваться лень было, а спать так хотелось, конечно, 10 раз подряд за ночь..."
Пора, пора, решили мы. Пришло время приобщиться. Последняя сессия сдана- каникулы, по 15 рублей со стипендии отложены. Ресторан, достойный нашего внимания, выбран- это, конечно же, "Уральские пельмени", на него ссылались все рассказчики. Неясным оставалось, что с квартирой. Наши родители никуда уезжать не собирались...Впрочем, мы не сильно с Вовой задавались этим вопросом. Конечно же взрослые опытные женщины не обойдут вниманием двух столь симпатичных молодых людей и непременно пригласят нас к себе (муж,разумеется, в командировке), где всю ночь будут обучать премудростям любви...
Решили позвать Владика. Будем все делать как он.
С дрожащими коленками (к Владику это, впрочем, не относилось)поднимаемся по ступеням "Уральских пельменей". Вот он, торжественный момент!
У дверей ресторана дежурит изрядная толпа. Мест не было. Ну что ж, вздохнули мы, не "Пельмени", так хотя бы "Центральное", кафе при ресторане, не тот шик, конечно, но и там был оркестр, пельмени, телки...это заведение тоже нередко фигурировало в рассказах матерых. Увы, зал был зарезервирован под какое-то мероприятие...В ближайший час мы обошли все достойные внимания заведения и никуда не попали. Пришлось снизойти и до недостойных. Мы уже устали от кружения по душным улицам и согласны были на что угодно...Но и мелкие заведения были полны гуляющими и веселящимися людьми. С раскрасневшимися лицами, повесив пиджаки на спинки стульев, они выпивали, закусывали, танцевали, снимали телок...Только нам не было места на этом празднике жизни.
Наконец мы попали в одно маленькое кафе под названием "Вечернее". Зал был крошечный и прокуренный, и там было еще душнее, чем на улице.
Хотелось есть, пить, наконец, явилась официантка с меню. Посмотрев на наши юные физиономии, она прижала к груди меню, не раскрывая, пробурчала: "Так, у нас есть только эскалоп, будете заказывать?" Мы поспешно закивали. Отправляться на новые поиски сил уже не было. "Что будете пить? Есть водка и коньяк"
Мы заказали графин водки. Гулять так гулять!
Пока готовится заказ, можно, наконец, передохнуть и осмотреться. Да, это совсем не та публика, на которую мы расчитывали...Где золотая молодежь, где студенты, ухарски пропивающие стипендию? Какие-то унылые мужики, явно командировочные, за соседним столиком стаканами глотали водку две мрачные девицы. В нашу сторону они не смотрели.
Наконец подано. Мы налили по рюмке...Фу, водка оказалось тошнотворно теплой! Пить такое невозможно, и мы с Вовой отставили полные рюмки в сторону.
Владику же все было нипочем. Опрокинув полграфина, он пригласил танцевать одну из сердитых девиц...С выражением полного безразличия она поднялась со своего места. Ее подружка тут же налила себе новый стакан. Эскалоп был съеден, от теплой водки воротило, становилось все скучней и скучней...Владик заглотал остатки графина, его красотка, похоже, тоже была в невменяемом состоянии...Повиснув друг на друге, они топтались посреди зала...От скуки я решил было познакомиться с ее подружкой, но сразу передумал. На нас, Владика и другую девицу она бросала ненавидящие взгляды...Снимать ни меня, ни Вову она явно не собиралась...
Мы вышли на улицу. Было душно, серо, тоскливо. Эскалоп камнем переворачивался в желудке. Меня преследовал чудовищный запах теплой водки. Мимо проходили размалеванные девицы, оставляя за собой тяжелый шлейф смеси духов и пота. Никакого желания и даже интереса они не вызывали. В окне заведения мы видели в стельку пьяных Владика с подружкой. Совершенно очевидно, что и ему и ей безумно скучно, но они закончат этот вечер в одной постели, а на утро разбегутся, содрогаясь от отвращения друг к другу...
fuguebach: (Default)
Без них не обходилось ни одно учебное заведение, без этих восхитительных
красоток, всегда парами, всегда на пьедестале, равнодушные к омывающей их
стройные ножки толпе, недостойной их величественного внимания. О них
рассказывали легенды, они были предметом вожделения многих, если не всех, и
не один прыщавый подросток кончал под одеялом, фантазируя о своей
недоступной мечте.
Происхождение их туманно. Это был совершенно непонятный вид, случайно или
намеренно занесенный на просторы нашей широкой страны. Да и откуда могли
появиться эти фигурки манекенщиц посреди общего кривоного-толстозадого
советского стандарта? Откуда все эти заграничные шмотки? Это по их
соблазнительным попкам, разглядывая с почтительного расстояния знаменитые
лэйблы, мы узнавали легендарные марки джинсов: "Левис", "Ренглер" (кое-кто
говорил "вранглер", но таких презирали), "Ли"...Названия, передаваемые из уст
в уста вместе с красочными описаниями их невероятных качеств, превращенных
безбрежной фантазией в нечто сказочное, ибо кто из школьников мог тогда
позволить себе даже мечтать о таком?
Уже студентом, мой друг Вова получил от любящей старшей сестры подарок, на
который ушла ее месячная зарплата- настоящие новые "Левиса", все были
приглашены на торжественное вскрытие пластикового пакета с загадочными
иностранными значками и печатями. Мы долго ощупывали и разглядывали
заморскую штучку- настоящие американские джинсы!- пока Вова не натянул их
на себя и- о чудо!- стал вдруг невероятно похож на Джона Леннона. А до
этого ведь был обычным интеллигентным хлюпиком в круглых дешевых очках. Да,
теперь успех Вове был обеспечен, о чем немедленно было ему
сообщено...Отныне кумиром Вовы стал Леннон, огромные плакаты которого на
многие годы украсили стены его скромного жилища. Сестра же теперь тратила
свое жалование на фирменные диски Леннона и "Битлз"...
Надо сказать, недосягаемыми девочки были не для всех. Появлялись какие-то великовозрастные мужчины, непонятно как оказавшиеся в школе, и
тогда наши загадочные русалки оживали, становились жеманными и кривлючими,
много и беспричинно хохотали...
Неприлично взрослые бритые мужики уводили от нас наших красавиц, отбирали
мечту, паковали в свои "Жигули" или насаживали на вертелы мотоциклетных
сидений.
Но свой предмет вожделения был и у фирменных девочек. Они все просто
бредили музыкантами рок-(или как это тогда называлось? Mного было всяких
псевдоназваний) ансамблей.
Вот история злоключений Лены Гулович, подружки ансамбля "Песняры".
Так получилось, что я нечаянно попал в круг ее интересов, и даже стал
чем-то вроде доверенного лица. Лена заметила мое существование после
какой-то школьной вечеринки, где я поиграл на гитаре. Неожиданно она
проявила ко мне знаки внимания: "Какие у тебя красивые ногти! Покажи...Это
чтобы на гитаре играть?"
Затем она сразу полюбопытствовала, есть ли у меня девочка?
Решивший в тот момент не интересоваться вообще женщинами до тех пор, как
стану как минимум рок-звездой (а тогда уж они сами будут за мной бегать), я
довольно вяло отвечал на ее ухаживания, и с тех пор вступил в ряды "просто
друзей". Лена была поклонницей "Песняров". Когда "Песняры" приезжали на
концерты, Лена пропадала из школы, а с окончанием гастролей, возвращалась с
весьма помятым видом. Из ее рассказов я узнал, что она просто поселялась на несколько дней в гостинице, и что там происходило, можно было только догадываться.
На мои вопросы отвечала невразумительно, только ее глазки блаженно закатывались при упоминании Борткевича, и она страстно шептала "Вот сволочь", когда речь шла о Мулявине.
Но звездный час, увы, проходит, у одних раньше, у других позже, и Леночка из длинноногой очаровательной нимфетки стала превращаться в довольно обыкновенную вульгарную тетку.
И теперь ее кумирами становились звезды рангом пониже.
А партнерами -уже все кому не лень.
Помню, сидим мы в мужской раздевалке после физкультуры и не торопимся домой, потому что Илюша Староверов распевает под гитару какую-то блатную песню. Илюша, школьная звезда и руководитель ансамбля, в репертуаре которого между прочим была и "Лестница в небо", поет, а из-за двери то и дело раздается сладкий леночкин голосок: "Илюша, ты скоро? Я жду" , "Где ты, Илюша?"
-Да скоро!- рявкает он в ответ, и уже нам: -вот, надоела, блядь!
Лена не унимается, и тогда Илья выходит из себя: "Иди на х...! Кому ты такая блядища нужна!"
Проходя практику в нашей школе, один мой родственник как-то подозвал меня и спросил тихонько: "Лена Гулович в вашем классе учится?" и получив утвердительный ответ- "Она плохо кончит".
Мне не совсем было понятно, что значило "плохо кончить", но то, что с нашими бывшими кумирами, эталонами происходит что-то неладное, было очевидно. Какой-то сбой произошел в конструкции вражеского соблазнителя. Назвать их красавицами уже мало кому приходило в голову, тем более что вокруг неожиданно появилось невероятное количество чертовски привлекательных особ.
Я услышал о Лене как-то уже после школы от одного приятеля. Заваливаются к нему как-то двое наших бывших соучеников, изгнанных после 8 класса, в сопровождении Лены Гулович, все трое -лыка не вяжут. Нисколько не стесняясь, опрокидывают ее на диван, где начинают задирать платье и стаскивать трусы. Та же только пьяно хихикала. Насилу выпихнул приятель их из дома, сославшись на скорый приход матери с работы.
Дальнейшая судьба Леночки мне не известна. Слышал, работала продавщицей в мясном отделе. Узнать ее трудно.
А может, это вовсе и не она была...

Profile

fuguebach: (Default)
fuguebach

March 2017

S M T W T F S
   1234
56789 1011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 17th, 2017 05:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios